Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Милорадович

Сидели это мы с есем в последний визит в Эрмитаж в Галерее 12 года, пытаясь привести в порядок гудящие ноги, и вдруг я увидела, напротив чьего портрета мы сидим. Это ж Милорадович, про которого я тебе рассказывала, незамедлительно накинулась я на еся. Ты много чего рассказывала, утомленно отозвался есь. Я оскорбилась. Ты не помнишь мужика, который любил завтракать на белой скатерти на передовой перед фронтом, а когда его предупреждали, что в него целятся французы, безмятежно отвечал - хорошо, вот мы и посмотрим, умеют ли они стрелять? Помню, отозвался есь, утратив утомленный вид. А как уходили русские войска из Москвы, и их пропускали по договоренности без боя, потому что Милорадович на переговорах с французами на своем безукоризненном французском ответил - или договариваемся так, или мы будем драться за каждый камень, и мало вам не покажется? А когда не успела выйти последняя часть, с которой, разумеется, уходил сам Милорадович, ибо капитан покидает корабль последним, и французы закрыли проход, он поскакал один во весь опор прямо на французские позиции, покрыл их чистым французским матом и рявкнул - е-мое, мне Мюрат обещал!! А французский командир, подхватил есь, опешил и забормотал - мне вообще-то Мюрат ничего не говорил, но если вы говорите, что он обещал, мы сейчас пропустим... И пропустили, сказала я торжественно. И ни одной царапины за все годы службы, в самом бою! А застрелили... На Сенатской, в спину Каховский, с глубочайшим неуважением уронил есь. А потом он попросил вынуть пулю и показать... - начала я. И сказал, что умирает спокойно, потому что пуля гражданская, а не солдатская! - закончил есь. Знаешь, ты очень устала, наверное, посиди немного тут, я скоро вернусь, - обещал он, потрепав меня по плечу, и пошел к портрету Милорадовича смотреть. Потом вернулся, и мы немного молча посидели вместе, глядя на японских туристов, которые одни могут бегать по Эрмитажу в восемь вечера в среду.

Я, собственно, к чему.


Вот тут - портрет из Галереи 1812 года.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/6/68/Михаил_Андреевич_Милорадович.jpg

А здесь - неплохая передача, где есть не только про героизм, но про остальное тоже, ибо человекам ничто человеческое, как водится, не чуждо.



А вот те стихи Цветаевой, которые очень мне хотелось почитать есю в Галерее 1812 года. перед портретом Милорадовича, но вот беда, не умею я стихи читать, так что просто рассказала еще и про Тучкова. А стихи есь слышал на Дворцовой, на балу в честь юбилея.

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса.

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след —
Очаровательные франты
Минувших лет.

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, —
Цари на каждом бранном поле
И на балу...

Вам все вершины были малы
И мягок — самый черствый хлеб,
О, молодые генералы
Своих судеб!

...Три сотни побеждало — трое!
Лишь мертвый не вставал с земли.
Вы были дети и герои,
Вы все могли.

Вы побеждали и любили
Любовь и сабли острие —
И весело переходили
В небытие.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments