Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Вера против (а точнее, за) Политики(у), наша реальность

"...Бернард принялся объезжать германские города, оповещая всех о прекрасной возможности искупить грехи. При этом главный акцент он делал именно на духовных выгодах – исключительной возможности избежать наказания за свои прегрешения. И похоже, сам Всевышний решил подтвердить правоту своего верного слуги, совершив целый ряд чудес вслед за его проповедями.

Главная задача Бернарда состояла в том, чтобы убедить Конрада III принять участие в походе. Ни частные совещания, ни официальные обращения не могли заставить Конрада принять крест; свой отказ он объяснял возникшей недавно смутой в германской империи. Первая попытка, предпринятая Бернардом во Франкфурте в ноябре 1146 года, окончилась неудачей, но под Рождество в Шпейере у него появился еще один шанс. Здесь, согласно легенде, он попросил императора представить, как Христос в день Страшного суда попросит его сравнить, что Спаситель сделал для Конрада и что сам Конрад сделал для Спасителя. «О человек, что же я не сделал для тебя из того, что должен был сделать?» Вместо ответа император упал на колени и поклялся встать на защиту христиан"
("Тамплиеры", Пирс Пол Рид).

Причем упал на колени и поклялся отправиться в крестовый поход не только император германский Конрад, но и куча его приближенных.

Выступление Бернарда прекрасно почти как Нагорная проповедь, а ключевая фраза вообще прошибает до печенок. И все хорошо, пока вульгарная, грубая реальность не вмешается в красивую картинку с элементарным вопросом, на каком языке говорил выдающийся человек и вообще святой подвижник Бернард. На латыни, скорее всего. В крайнем разе на французском. Ибо немецкого не знал.

А Конрад и его приближенные латыни не знали, и французского, вестимо, тоже.

И даже если рядом с императором стоял личный переводчик, синхронно переводивший то, что вдохновенно изрекал Бернард, вряд ли переводчик орал на весь Шпайерский собор.

Но харизма Бернарда была, вестимо, такова, что даже языковый барьер не помешал императору и куче его приближенных все понять, усовеститься и обещать исправить-искупить.

Ну или можно вспомнить, что главный политический противник императора Вельф, в соборе и Шпайере отнюдь не находившийся, по странному совпадению после предварительной беседы с Бернардом в этот же самый день тоже принял крест. И с некоторой скорбью сознаться, что мы имеем дело с очередной инсценировкой. Или, как блистательный Бойцов блистательно формулирует, ПУБЛИКАЦИЕЙ предварительной договоренности. Дипломаты работали в поте лица, торгуясь, ах простите, договариваясь о взаимных выгодах. А потом в самый подходящий момент, в самом подходящем месте, торжественно, под нужные и в общем гениальные слова опубликовали результат договоренностей.

И оно не исключает искренней веры и даже святости Бернарда, к тому же замечательно владеющего словом.

Но вот реальность - такая штука, для романтиков шибко неудобная. Чудо Бернарда - оно, конечно, по-прежнему чудо, попробуйте организовать крестовый поход, без чудес не обойдетесь. Но все же есть некоторая разница между "он вещал - все заплакали и побежали сражаться против зла" и "он зачитал замечательное публицистическое произведение - все согласованно продемонстрировали восторг, с удовлетворением думая о выгодных договоренностях - а потом даже, может, и восхитились, когда им перевели, чем, собственно, следовало восторгаться".

И в общем я бы даже не сказала, что история дискредитирует Бернарда. Все это неудобно для тех, кто потом чудо в житие Бернарда вставлял, но, с другой стороны, они же не для себя, а для пользы дела и руководства простецами.

Короче, выпьем за то, чтобы не быть простецами, что ли.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments