Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Мариинка, "Щелкунчик" 23 февраля и РиДж 5 марта

Вообще времени что-то писать этой весной нет совсем и вовсе. Мало того, что весна, она и есть весна, и не только в моем недолеченном драгоценном здоровье и пустотах в головах больных, а также уверенно догоняющих их коллег, включая начальство. Часы тикают, пять лет прошло, вперед навстречу повышению квалификации. А чтобы не доплачивать обеспечить максимальное удобствие сотрудникам, цикл нонеча выездной. Сначала нарубил в шахте сверхзавышенный урок малахиту, потом бегом на две-три пары, а потом совсем бегом обратно описывать нарубленный малахит. Ибо у нас круче, чем в уральских забоях, чо. С них прокурор фиксации на бумаге каждого удара киркой не требовал. Ну, плюс всякие онлайн семинары, конгресс терапевтов и прочая прочая.

Причем дальше будет хуже.

С другой стороны, когда оцениваешь не по горячим следам, а остыв, сравнив, припомнив и вообще подумав, тоже получается интересно.



В целом оба раза спектакли удались. Много хорошего. Немало обычного. Ну и серенькое, разумеется, а также некоторое количество развидеть и забыть, но довольно некоторое, что, по моему скромному разумению, не так уж и плохо.

Любопытно другое. По прошествии времени видно, насколько сильно оба спектакля были вокруг исполнительниц главных ролей. Притом что Кима Питер обожает нипадеццки, и Ким в "Щелкунчике" правда был красив. А насчет Сергеева Питер тоже дышит неровно, но Питеру меня еще догонять и догонять. Но вот так уж вышло, что и они, и весь очень неплохой состав "Щелкунчика", и весь очень неплохой состав РиДж были при Осмолкиной и Батоевой соответственно. Потому что это были истории про Осмолкину-Машу и Батоеву-Джульетту, а все остальные были в мягком сиянии первой и щедром свете любви второй.

Осмолкина, она с годами все лучше и лучше. В своем деликатнейшем амплуа, который язык не поворачивается назвать инженю. Ближе будет сказать, что это лучшие представители позднего детства, когда еще ни капли грязи на ангельских крыльях, ни грана эгоизма, много веры в то, что все будет хорошо (и ведь у таких и правда бывает) - и есть великая штука под названием Мечта и еще более великая под названием Любовь. Осмолкина-Маша любит всех, ей даже и в голову не придет сердиться на придурка-брата с явными проблемами. Ну вот такой он. Но она его любит всяким. В последнее время в моду у Маш вошло сердиться на Дроссельмейера, когда у его куклы Фриц голову оторвал. Дешевые это Маши, и ссылки на "ну, она современная девушка" их не оправдывает. Уж если хочешь быть правильной современной Машей, бери шмайссер и воспитывай Фрица в правильном духе, а потом вперед к верстаку чинить куклу. Ну или можно в обратном порядке. Но, извините, сначала брезгливо сунуть обезглавленного Щелкунчика производителю, а потом злобно рыдать, - это как-то сильно не соответствует светлому образу ни в давнее романтическое, ни в нынешнее эмансипированное время.

Осмолкина вся любовь, и дадено ей будет по любви ее. Победа над крысами, снегопад, который волшебно заметает всю грязь, и маленькая волшебная страна - там, где всегда светло и ясно, там, где всегда весна. В 12 лет еще кажется, что эта страна в нашем мире, а не том, лучшем. Для меня затекст "Щелкунчика" всегда слегка в том, достойна ли данная Маша волшебной страны при жизни или ей так, померещилось в состоянии, перевозбужденном праздником. С Осмолкиной без вопросов - она своей личностью соединяет ту страну, которой нет на карте, и наш мир. Более того, только через таких людей Волшебная Страна вообще может спуститься на грешную землю. Тут никакого сомнения - все будет как надо, так устроен мир. Пройдет года четыре, и личность Маши позволит явиться в мир и принцу-Киму, и прочему волшебству. Кстати, у меня в детстве была личная заморочка: я думала, что четыре кавалера из группы поддержки в адажио Маши и принца - это четыре года, которые Маше надо подождать до вступления во взрослую жизнь, а Волшебной Стране - до явления на землю. Всего четыре года, и наступят волшебные шестнадцать, и девочка собою соединит миры.

Как-то так.

Из остального был, разумеется, чудесен Пономарев-отец, и Михайловцева-мама ему отлично в пару (а потом она еще была замечательной солисткой в Восточном, который Кофе). Марчук чудесная кукла (я в хорошем смысле слова, если вдруг кто тупой) - и в трио второго акта тоже хороша. Григорий Попов классный Негр, я тащусь каждый раз, когда его вижу (и солистом в Китайском, который Чай, был не хуже). Двухметровая каланча Романчиков весь рост и темперамент вложил в Короля мышей. Крыса крысой, но король королем. Татьяна Ткаченко в двойке снежинок понравилась. Танцы второго акта понравились все. Но - скажу еще раз - было ощущение, что все держится на Маше-Осмолкиной. Если бы не ее любовь ко всему, что ее окружает, - и мир разлетится клочьями, как колода карт в "Алисе в стране чудес".

Что до РиДж, то там, как ни странно, все стягивалось на Батоеву-Джульетту. Вообще я первый раз вижу, чтобы в РиДж все так стягивалось на одну личность. Хотя я не видела Уланову, может, при ней так было, а фильм просто не передает. Но вот глазами вижу впервые.

Батоева была Джульетта такой силы, света, искренности и яркости духа, что было как-то совершенно естественно, что ее все любят. Вот она пришла - и на сцене светло. Вот ее нет - и народ бродит из угла в угол какой-то потерянный, занимая себя как умеет: кто морды бьет, кто нервно крутит интрижки, кто ищет, где бы нашкодить. Самый мудрый был, как обычно, Сергеев. Он ЖДАЛ. И когда дождался, его и остановить было невозможно, а уж предотвратить смерть после потери - тем более. Два состояния: она - есть, и есть жизнь. Ее нет - и нет жизни. У меня мурашки пробежали, когда он, поняв после первого оглушающего периода горя, что именно ему надо делать, вдруг медленно улыбнулся. Страшно и исчерпывающе.

Люблю Сергеева.

Старая гвардия была прекрасна тоже. И Яковлев герцогом, который не мог навести порядок на вверенном участке. И великая Баженова - леди Капулетти, которая любила Джульетту куда больше, а гранд-недотрогу изображала куда меньше, чем обычно, видимо, не выходило. Сил кричать и ритуально проклинать, когда убили Тибальда, достало. А вот когда умерла дочь, все закончилось. Черная ночь, и не получается даже своими ногами пройти весь путь до склепа.

Наумов отцом Джульетты пока до Пономарева не дотягивает. Парис, Роман Беляков, был ничо, но и ничо особенного тоже. Тибальда-Кузнецова очень не хватает. Сергеева-Меркуцио, кстати, тоже. Залеев был Меркуцио ехидный, чтобы не сказать злой, агрессивный и регулярно нарывался. И нарвался. Чтобы я плакала по нему, как по Сарафанову, и хотела убить сволочь-Кузнецова, или скорбела, как по жестко-взрослому Сергееву, - да ни в жизнь. Но борозды не портил.

Сверстница была Светлана Иванова, и была она прекрасна. Единственная, по логике, кто выжил в этом мире после смерти Батоевой-Джульетты и смог строить будущее, а не доживать. Ибо имеет свой свет. Латыпов был при ней и не больше, но, возможно, больше там и не надо.

Скажу еще, пожалуй, про Недвигу-Бенволио - тоже вышел человек со своим внутренним светом. Был хорош каждый момент на сцене, а в финале, когда пришел сообщать Ромео о смерти любимой, вообще выжал слезу, когда просто молча встал на колени и склонил голову. И все было понятно без дополнительных деталей.

Ну и о Батоевой, на которую я (кроме Сергеева) шла. Граждане, у нас растет звезда. Не уровня скориколеговых, а уровня настоящей мариинской звезды. Лопаткина, Вишнева, Терешкина и те, что были до них. Не знаю, вырастет ли, дело сложное и опасное. Но заполнить собою спектакль без зазоров - это очень, очень много. Были сцены, где Батоева была. Были сцены, где она была за кадром, но забыть об этой Джульетте не выходило даже во время народных танцев. Редкое и бесценное ощущение.

Из деталей образа скажу, что эта Джульетта была фантастически искренним человеком. Ощущение, что ложь для нее была где-то на уровне потери себя. Была такой, какой была, заполняя все и вся, пока не пришлось лгать родителям, что - да, согласна за Париса. Было почти физическое чувство боли оттого, что приходится говорить не совсем правду. Практически ломка личности - а всего-то один кивок в ответ на вопрос. В остальном это был человек невероятной душевной щедрости, силы, света и всего остального, о чем я уже говорила и чем был покорен не только зал, но и, страшно сказать, сцена.

И я тоже. Как говорил тот попугай, черт с ней, с головой, я хочу это видеть. Я хочу на Батоеву еще, и на Осмолкину, и на такие спектакли в Мариинке, и черт с ним, с графиком. Отосплюсь на том свете. :)))
Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments