Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

"Золушка", Мариинка, сегодня

"Золушка" в отличной форме. Все вычищено, отрепетировано, подогнано, продумано, вообще ведется нежной, но твердой рукой. Без ложки дегтя в виде никакого танца независимых телок в третьем акте, конечно, не обошлось, но что делать, это никакое из разряда тащимого за уши. Мариинские купаются в ролях и даже маленьких рольках едва ли не круче, чем в "Дон Кихоте". До последних парня во фраке и девицы в винтажном туалете на винтажном же балу второго акта. Даже друзья Золушкиного алкашного папы (сколько там этого папы, а уж друзей и вовсе) умудрились напомнить Дулитла из бессмертной "Галатеи" с приятелями, один из которых кировец Заклинский. Смекалов с Брилевой упоительно отыграли учителей танцев. Брилева перехватывает денежку и прячет за резинку трусов не жестом наглой проститутки, а словно ухватывая деньги на семейный бюджет. И сколько бы Смекалов ни был возмущен тем, что у него с ладони одна купюра исчезла, поднять голос не посмеет - явно под каблуком у благоверной, которая не для себя, а для пользы их пары, и вообще, трогательно заботится о муже с больной спиной. Счастье в браке есть и у тех, у кого профессия в лихие девяностые, скажем так, не из самых респектабельных. Так не всем за принцами замужем быть.

Временногодные ельфыпильфыкурильфы порадовали энергией, внятностью исполнения и легкой пародией на четыре темперамента Баланчина разнохарактерностью. К зимнему флегматику, который, будучи выведен за ручку осенним холериком, задумчиво подставил лицо какбэ лучам низкого солнца, я втихую, но откровенно хихикала. Парикмахеры, они же сыщики, жгли не меньше эльфов. Но там был лидер, который правил бал. Недвига второй спектакль подряд поражает мою весьма насмотренную душу прекрасно сделанными образами. Сначала был милый, беззащитный и старательный (но на беду свою креативный) парикмахер, который явно тоже подрабатывал в лихие девяностые чем умел, к несчастью, уметь пришлось на Мачехе-Кондауровой, со всеми вытекающими. А потом - глава секьюрити, профи, который имеет единственную слабость: тащится от собственного невъебенного профессионализма.

Баженова Феей-Нищенкой и Кондаурова Мачехой были ожидаемо суперэкстраординарны, и даже несколько суперэкстраординарнее себя самих в предыдущий раз в этих же ролях. Про них трактаты можно писать и изучать по одной феномен Св.Ксении Петербуржской в народном сознании, а по другой - мещанство во дворянстве в послеперестроечный период. Иванова-Скобликова Кубышкой была, мне кажется, ярче Фроловой-Худышки, но играть самодовольную дуру-толстуху вообще легче, чем нестабильную дуру-анорексичку. Думаю, что Фролова наверстает.

Что до главных героев, совершенны они не были. То есть были, но не сто процентов времени. Батоева сделала первый акт мощно и безупречно. Я даже не помню, чтобы кто-то делал его так здорово. Все было при ней, в том числе оптимизм, юмор, свет и внутренняя сила, заполняющая сцену до отказа. Юмора тут очень часто не хватает. Одна из двух больших моих претензий к Вишневой-Золушке состоит именно в отсутствии юмористического отношения к себе любимой, страдающей, униженной и оскорбленной. Но во втором акте Батоева удержаться на том же уровне безупречности не смогла. Вишнева с ее бескостно-водной пластикой, конечно, в вальсовых дуэтах бала гораздо выигрышнее. Зверев был чудесный принц, и когда сияющий мальчишка до встречи с любовью, и когда мужчина, понявший, что встретил Ту Самую, и спокойно решивший все для себя навсегда. Но мне на балу между ними как-то химии не хватило. Впрочем, это из разряда нарабатываемого. Тем более что в третьем акте они оба успешно все наработали и сделали все мощно и почти безупречно. Тут я опять вспомнила Вишневу на премьере и непремьере и с удовольствием отметила полное и счастливое отсутствие у Батоевой второго большого, на мой взгляд, недостатка Вишневой. Последний дуэт, который, согласно Ратманскому, вся дальнейшая жизнь Золушки и принца, нельзя танцевать, сосредоточившись на себе и своем самоупоении, сколь бы красива ни была бескостно-водная пластика. Золушка не может и не должна быть эгоистична. По определению. Когда же в последнем дуэте Вишневой партнер нужен только для того, чтобы ловил ее любимую, мечущуюся в своем упоенном творчестве во все четыре стороны сразу, это как-то царапает. Батоева о партнере не забывает ни на секунду, ибо - любит. Вот тут у них со Зверевым все получилось, и заснули они на облаках, сплетясь телами и слившись душами.

И было это хорошо.

Прямо очень.
Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments