Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Главный штаб

Я отсталый человек, с современным искусством у меня большие проблемы. Правда, граждане, на которых упал рояль, впечатлили. Но, боюсь, не совсем с художественной точки зрения. Впрочем, было забавно.

"Олимпия" зато убила наповал. Я бы сказала, голая провокационность данной картины заметно уступает другой провокационности, сродни той, которую испытал Ваймс, когда посмотрел на блюдо с бараньими глазами, а блюдо ответило ему встречным взором. Профессионалка с картины не просто бесстрашно встречает наши взгляды, она отвечает взглядом, который вцепляется, подсчитывает, оценивает, судит и отбрасывает куда откровеннее, чем наш. Думаю, Олимпия пересмотрела даже тех, кто написал в журнале отзывов "я вернусь один" и "ОХУЕННО!!!!!!" Выставку эрмитажники, как всегда, выстроили философски и шикарно: в одном конце зала "Даная" Тициана со старухой-служанкой, женщина в золотом свете, как в меду, сладкая богиня. Далее много-много попыток написать нагое тело после Ренессанса, есть замечательные, как у Буше, но женщина там игрушка-наслаждение. Новую высоту взял, конечно, только Мане. Снова властительница дум, но уже не богиня, это называется другим словом. Что еще изумило - поразительная свобода художника от чар Олимпии. Да, она что-то вроде бесовки, недаром справа черная кошка. Нет, она на самом деле масштабом куда мельче. Хотя бы потому, что кошка - на самом деле смешной, трогательный и преданный хозяйке котенок.

Еще в Главном штабе два Аменхотепа (тьфу! Аменемхета все-таки! и нечего было поправлять правильное на неправильное...) III, наш и ГМИИ им.Пушкина. Здоровенная картинища Рубенса после реставрации - оказывается, в соборе Александро-Невской лавры действительно был переданный Екатериной II Рубенс в алтаре. А еще в Главном штабе сделали комнаты Фаберже (не музей Фаберже на Фонтанке, конечно, по объему, но есть вещи изумительные) и к ним пристегнули выставку "Фирма Фаберже в великой войне".





Аппарат телеграфный с надписью: "Телеграфъ въ Царском Селе". Латунь, медь, сталь, дерево. Фирма Фаберже, 1914.




Телефонный аппарат из кабинета К.Фаберже на Большой Морской, д.24. Медь, латунь, сталь, эбонит. Западная Европа. Фирма "Эрикссон". 1914-1916.




Котелок солдатский. Медь, латунь. 1914. Клеймо Фаберже.




Скороварка походная солдатская. Чайник на спиртовке. Медь, латунь. 1914. Клеймо Фаберже.




Кажется, самовар полевой.



Самовар-чайник полевой. Латунь, дерево. 1914. Клеймо Фаберже.




Шприц полевой. Медь, латунь, металлические сплавы. 1914-1916. Клейма Фаберже, мастера Альфреда Хольмстрема.
Круглая коробка справа - стерилизатор для кипячения шприцов и игл.




Фонарь полевой. Медь, латунь, цветное стекло. 1916. Надпись "Товарищество К.Фаберже".


Ну и всякие коронные фишечки Фаберже в основной экспозиции.












Потом еще заглянули в модерн по пути, не устояли. Особенно не устоял перед мозговыносящими вазами есь, коему, кстати, все выше- и нижеприведенные фотографии принадлежат. Телефон, правда, мой.














Раздухарившись, он загнал меня на фотополе и безжалостно щелкнул под предлогом новых очков. Ну что, овен, разве плохо? - спросил он, демонстрируя фото. Бееееее, непокорно сказал овен, решив не кокетничать на тему "очки, конечно, новые, но я не очень". Я еще посмотрю, как эти очки будут выглядеть через полвека.

Tags: Эрмитаж, и жить хорошо!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments