Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

"Легенда", Мариинка, вчера

Это была не лучшая Легенда в моей жизни, хотя очень даже могла стать таковой. Ибо козыри были выданы в расклад в полном составе - ну разве юношескую четверку видела я и покруче, равно как в паре танцовщиц стояла с Петушковой ранее Степанова. Вот это была парочка, знатно отомстившая Мехменэ - а вот тебе карикатура на тебя и сестрицу, обхаживающих бедолагу из низов. Змеиная улыбочка Степановой в сочетании с плохо прикрытой ненавистью Петушковой до сих пор перед глазами. Впрочем, выданная вместо Степановой Чебыкина очень старалась и не портила борозды. Вроде как даже похудела. А может, это просто ее уровень, где она на месте, и не надо все-таки вытягивать на главные партии тех, кто не способен их качественно станцевать, уж не говоря о том, чтобы быть интересным весь спектакль.

Золотом вышла Батоева, и тоже видела я Батоеву куда более яркую, любопытную, безжалостную и звонкую, как Золоту, собсна, подобает. Осторожничала чего-то и не слишком светилась. Зато ничего и не сорвала. Но уж если в спектакле местами случается покорение запредельных высот, просто хорошая работа выглядит как-то бедновато.

Незнакомцем был Баймурадов. Хорош был Баймурадов. Но опять же не исключителен был Баймурадов. Потому что на фоне запредельных высот даже очень хорошая, но не исключительная работа выглядит немного вторично. Ну или надо быть обычно безупречным, как Попов шутом, Петушкова танцовщицей, Острейковская-Иванова подругами Ширин. О, эти зависания Попова в воздухе. И эти руки подруг Ширин с пальцами, сложенными "козочкой". А еще когда Острейковская выходит во главе тройки, видно, насколько эти девушки не просто красивы и обворожительны - они еще и умны. А еще влюблены в жизнь и молодость и умеют их прожить так вкусно, что прямо завораживает.

В очередной раз повторю, что в Мариинке появился кто-то очень талантливый по части антуража. Вплоть до ювелирной отработки мелких подробностей, типа развязывания красной вуали Мехменэ перед сценой с Ферхадом. Раньше там кроваво-алая греза, которая стояла за спиной у Мехменэ, бывало, секунд до тридцати возилась, развязывая фиксирующий узел. А вчера полтора движения пальцами, и все. Кто не знает, и не заметит. Вот в таких мелочах и виден класс на самом деле. А как красиво положили красную же фату Терешкиной вокруг шеи во втором акте. А какая корона с голубыми сапфирами у Мехменэ. Но это я уже с год примерно замечаю, впрочем, не переставая радоваться.

Однако все это лишь пьедестал. Легенда такова, каковы Четверо. И вчера был, бесспорно, выставлен состав мечты.

Сложнее всего вышло с Кимом. Это был его юбилей и какбэ его спектакль. Вышло, однако, сильно неровно. То есть по большей части было просто великолепно. Роль сотворена на Кима и с учетом индивидуальности Кима, а потом вработана в Кима. Я не буду про прыжки, Киму по этой части много дано, и он ничего не зарыл в землю. Но все прыжки и вообще все, каждое движение на сцене, у Кима теперь в духе великих. Терешкина, Сергеев и Осмолкина ресницами не дрогнут в Легенде просто потому, что захотелось моргнуть. У них все для чего-то, и каждая пылинка в вечность. У Кима так раньше не было. А теперь - есть. И в Оптику смотреть на него хочется. И Ферхад у него был Мужчина во всех лучших смыслах данного слова. Причем всегда. И когда художник, и когда влюбленный, и когда любовник (а какой же, на минутку, без этого Мужчина? разве что как в бессмертном описании Гершензона, что Ферхад, дескать, хрупкий женоподобный прекрасный вьюнош с персидских гравюр, мечта мариинских гомопремьеров). И когда настает время отвечать за то, что натворил, тяжело ранив любящую его женщину. И когда выбранная судьба кажется в минуту настоящей, а не гершензонадуманной слабости, невыносимой. И когда наступает время финального выбора и последнего прощания.

И, между прочим, Ферхад Кима безупречно Мужчина даже тогда, когда он шах из грез Мехменэ. То бишь существо, в реальном мире не существующее. Уууу, какой там шах. Который сильнее самой Мехменэ. Терешкина была невыразимо прекрасна, оказавшись чуть слабее мужчины, - второй в моей жизни случай, первый был на мировом чемпионате по лебединым озерам, когда приезжал и с Терешкиной танцевал Корейя.

Но единой партия у Кима вчера, будем честны, не получилась, потому что он сам ее дважды грубо порвал. Первый раз в сцене погони, когда парень слегка увлекся, наворачивая стремительные круги жете, потом испугался, что не успеет еще один круг, и остался стоять у правой кулисы, пока Осмолкина с изяществом и отчаянием газели, затравленной собаками, прыгала свои круги, а Сергеев замыкал своими безупречно ритмичными и какими-то железными вращениями пределы, за которые бедолаги влюбленные уже вырваться не могли. Очень вышло неуклюже. И второй раз была проваленная точка в партии Мехменэ, поддержка-свечка, вершина кровавых грез, оргазм в полубреду и жестокое возвращение в реальное одиночество. Собственно, за остальное эти два разрыва шоу можно и простить. Что зал правильно сделал. Но уж если в спектакле случается покорение запредельных высот, то вы ж понимаете - это физически больно, когда тебя прямо из полета над этими самыми высотами вдруг швыряют фэйсом о линолеум сцены.

Впрочем, я как зал, я тоже простила. С условием, что все запредельные высоты сохранятся, а выходы из образа (вызванные, думается, все-таки не тем, что Ким не профи, а тем, что ну очень он старался, очень, просто пока не хватило сил удержать штурвал) уйдут в небытие, где им и место.

Это про Кима. Про его женщин, которые и любили, и сгубили, и возвысили, и преклонились, скажу, что и Терешкина гениальная Мехменэ, и Осмолкина гениальная Ширин. Я бы даже сказала, Осмолкина вчера была лучшая Ширин из многих Ширин, мною виденных. А может быть, Осмолкиной вообще не было, была только Ширин. Где совершенство, там совершенство. А как они с Кимом дышали в одно дыханье и прыгали в одно движение. А как они любили друг друга. Я как-нибудь все же убью себя, но сяду и напишу про спектакли, на которых у меня слезы текли в два ручья. Это случается редко, но бывает. Вчера слезы хлынули неожиданно - бывало, в первом акте в двойном финальном дуэте в очках слегка замутится, но чтобы эти самые очки после занавеса были солено-мокрые, - такое случилось впервые. Не знаю, как Осмолкиной с Кимом удалось там, где первая встреча, передать все, что с героями будет дальше. Они были оба такие юные, такие совершенные - и так отважно шли навстречу любви и друг другу. А когда они расставались, в этой разлуке до завтра были уже две следующие - до победы и навечно.

Что до Мехменэ и Визиря цвета пламени и угля, то вовсе не новость, что Терешкина и Сергеев - два совершенства, а их дуэт есть совершенство третье. Как это было прекрасно и страшно, царица в поддержке на троне на вытянутых руках визиря. И ее сломленность горем и тяжестью власти. И то, что она одна, и даже отдавший себя в добычу царице визирь, человек-кинжал, который никогда не изменит, так же никогда ничего не поймет.

Не лучшая Легенда в моей жизни, да. Но - особенная.
Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments