Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

"Лебединое" 16 мая (3)

Пробным камнем и вообще ключевым моментом роли Зигфрида является эпизод, когда он повелся на Одиллию и нарушил клятву, данную Светлым Силам. Вот как это исполнитель сделает, такой принц у него и выйдет, ибо все остальное за этим потянется. Можно, конечно, решить роль абы как в уже упомянутом духе "блин, ну интересно же трахнуть близняшек", но не будем о несерьезном, а главное - непрофессиональном. Назвался Зигфридом - изображай принца, и, пожалуйста, через букву "и". (Опять-таки по умолчанию подразумевается, что техника не должна быть на неприличном уровне.)

Нет, ну понятно, что, когда Петипа и граждане возле него ставили свои балеты, в сюжетах логика и тем более психология ценились не очень, и вроде как искать тонкую (и даже толстую) мотивировку поступков бесполезно. Но когда балет исполняется в течение ста с лишним лет едва ли не беспрерывно, причем делается едва ли не символом страны по всему балетному миру, вплоть до антиподов, начинается то, о чем говорил Эко. Произведение, оторвавшись от автора/ов, начинает обретать собственные смыслы. Если Зигфрид изменяет клятве просто потому, что так делали все Зигфриды раньше, образ рассыпается, и оценка за артистизм выходит отрицательная. А сольного танца у принца в оригинале ЛО, прямо скажем, кот наплакал.

Логически рассуждая, способов добавить содержательности в образ у Зигфридов два: либо хорошо зпт проникновенно сыграть (чем, подозреваю, занимались еще во времена Петипа), либо добавлять трудных танцев до тех пор, пока зритель, сраженный блеском техники, не забудет окончательно о каком-то там образе.

Начнем с игры. Чем вообще можно объяснить, что Зигфрид так крупно прокололся, приняв одну даму за другую? Очков вроде ни в одной редакции не носит. Самое простое объяснение - это что героини внешне (кроме колера пачки и вида головного убора) идентичны. Вот бедняга принц и запутался. Тем более что обычно двух О танцует одна балерина (так уж нечаянно сложилось исторически, а что бывает иначе, это обычно зависит от совсем иных факторов, нежели художественные). В принципе довольно убедительное объяснение, тем более что хореография местами откровенно его поддерживает. Одиллия в какой-то момент, безусловно, начинает изображать Одетту (в хорошем исполнении у этого момента богатая палитра оттенков, начиная с пародии и кончая тоской).

Что этого мало, почувствовали едва ли не в ходе создания петербургского спектакля. Наивность в большом имперском русском стиле - это не более чем легенда. Стиль обязывал. Как красиво говорила об этом времени Красовская, даже недосказанность должна была звучать многозначительно. Я, пожалуй, добавлю, что даже наивность должна была выглядеть неоднозначно. У Петипа есть персонажи несложные, но уже с простыми проблема, а простоватых не наблюдается вовсе.

Зигфрид - не исключение. Насколько мне известно, не слишком оригинальный замысел "борьба героинь олицетворяет борьбу чувств в душе героя" имел место быть с самого начала существования питерской редакции ЛО - и в дальнейшем принес богатые плоды. Особенно когда премьерам тоже захотелось быть в центре внимания публики мужской балет в 20 веке стал активно тянуть одеяло на себя. Тут запахло демонстрацией физических возможностей премьера. Даже в сергеевской *она же нынешняя мариинская* редакции ЛО Зигфрид танцует не так много (а у Петипа-Иванова было еще меньше). Особенно по сравнению с Одеттой-Одиллией. Но кто же из премьеров, жаждущих еще и еще славы, отдаст без боя спектакль бабам? Так что нечего удивляться, что в современных редакциях Зигфрид танцует все больше, танец все сложнее, а вариации все выигрышнее. При не очень яркой О-О "Лебединое" действительно становится спектаклем про Зигфрида. Ну и про этот, как его, внутренний мир (не уверена, что все премьеры-Зигфриды правильно понимают значение этого выражения и даже грамотно его произносят).

Впрочем, идут и дальше. Кроме двух О, внутренний мир Зигфрида стал подозрительно часто символизировать Ротбарт. Кое-где он вообще темная часть психики Зигфрида, его второе я, короче - черный человек. Отсюда логически следует обогащение и партии Ротбарта танцем-блеском-вариациями, а местами - вуаля! - образуется вторая премьерская мужская роль на одно несчастное ЛО. И поскольку Боливар не снесет двоих внимание публики - штука не безразмерная, пара харизматичных ногастиков способна перекроить старый балет на новый лад, уведя на голубом глазу спектакль у бедной балерины, одной на две ставки.

Нет, я, конечно, понимаю, что премьеры честолюбие имеют, и лавров им за свой тяжкий труд хочется, но, сколь бы я ни любила отдельных премьеров и премьерш, спектакль я, как правило, люблю больше. А вышеуказанные мероприятия смысла ЛО явно не добавляют. Или добавляют, но в западном духе. Романтическая раздвоенность индивидуума и его борьба с собою и роком - это все очень хорошо, но это не правильное петербургское "Лебединое". Единственный и неповторимый контраст - Белого Ордена гордо идущих на смерть во главе с настоящим духовным лидером и блестящей виртуозки черного-пречерного зла - в лучшем случае отходит на второй план перед прыжками премьеров и их, премьеров, любви к своим сомнительно тонким чуйствиям.

Но, честно говоря, а что делать? ЛО танцевать каждой труппе хочется. И даже там, где две О и Идея в центре, а премьерам не дают особо выделываться, хорошее, убедительное, логичное развитие образов встречается редко. Так что смотрим что дают. Но если вдруг дают то, что надо, это очень-очень впечатляет.

Счастливое ЛО 16 мая лично меня поразило тем, что с техникой там было где блестяще, где прилично, а с точки зрения образов все как надо. И не только там, где Терешкина (я, собственно, этого ждала). Но и там, где Шкляров. Я много чего могу сказать про Шклярова, поскольку видела неоднократно, но, пожалуй, ограничусь мягкой констатацией, что в предпоследнюю нашу с ним встречу, то бишь в "Рубинах", человек сумел перевульгарить Сомову. Это, знаете ли, не баран чихнул, достижение незабываемого уровня. А ЛО - ну что, видели мы одно ЛО в том же составе главных действующих лиц. Сейчас скажу, какая это вышла пара. Лет двенадцать назад, когда радио еще интересно было слушать, ведущие одной программы разыгрывали ничего не подозревающих гражданских прямо в эфире. Вот одной младой деве-переводчице позвонил якобы очень новый русский и стал типопроверять, требуя перевести фразы для предполагаемых переговоров с зарубежным инвестором-китайцем. Мы с девушкой сломались одновременно на фразе "если ты, падла узкоглазая, меня кинешь, я тебя раскатаю тонким слоем по всему Южному Бутово". Вторая часть фразы до сих пор у нас во внутрисемейном употреблении.

Вот то, что сотворила Одиллия Терешкиной с тогдашним принцем Зигфридом, точнее всего будет именовать "раскат тонким слоем по всему Южному Бутово".

А на этот раз вот поди ж ты - вышло совсем не так, а вовсе так, как, собственно, надо в Истинно Правильном "Лебедином".
Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments