Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Заметки на мартиновских полях. Джон Аррен как объект реконструкции (7)

27. Круг проблем, общие замечания.

При первом прочтении, помнится, меня малость смутило ощущение, что закрученное лордом Мартином действие уж очень вертится вокруг детей. Нет, не поймите неправильно, дети - это прекрасно, и один такой цветок жизни на могилах его родителей вечно слоняется неподалеку, требуя внимания. Но, осмелюсь осторожно предположить, не одними детьми должно быть живо повествование. Чай, не доктора Спока читаем.

Однако, если слегка подумать, все решается к лучшему. Виноват не автор саги, но мое начальное невнимание. Вовсе не каждый герой лорда Мартина заключен в магический круг с надписью "ДЕТИ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ", а лишь четверо. И, если немножко приглядеться, легко понять, почему.

Тут следует сделать небольшое отступление об очевидном, а также в очередной раз пожелать, чтобы в наше многоговорильное время рот открывали пореже и только когда правда есть что сказать. Неужели кто-то забыл, что однажды после взятия одной столицы проказница мартышка, осел, козел да косолапый мишка затеяли играть в квартет лев, рак (а кто у нас с луною в гербе?), волк и этот, у которого главная часть тела - рога, вляпались по уши в очень неприятную ситуацию с детьми? Каковую ситуацию потом каждый из квартета расхлебывал всю оставшуюся жизнь (а если посмотреть непредубежденно, и на посмертие осталось). Впрочем, общение с третьим в моей многотрудной жизни типолитературным фэндомом научило меня, что даже общеизвестные вещи лучше кратенько напомнить. Итак. Тайвин приказал убить двух детей Рейегара. После чего Роберт возликовал над их трупами, возможно, громко возжелав всячески обоссать (может, даже словами не ограничился). Нед оценил действия сих двух уродов громко и недвусмысленно и ускакал на юг, где встретил много интересного. А лорд Джон остался в Гавани и, делая вид, что ничего особенного не произошло, попытался уладить дела государственные (война-казна-доставка костей принца Ливена в Дорн и прочие брачные игры).

Все элементарно, и нет необходимости открывать рот и напрягать пальцы, перегружая интернет констатацией общеизвестного. Я больше скажу - не шибко напрягая черепушку, можно просчитать и последствия истории для каждого квартетчика. Ибо каждый получил от педантичного автора по делам своим - и подчеркнуто от детишек (а где своих и где чужих - это уже детали). Кому выпал вагон геморрою с довеском. А кому от созвездия формирующихся детских личностей, одна другой алмазнее, огромное счастье (ну, слегка, конечно, и геморрой, но не только и не столько он).

Однако на примере сложных, многообразных, значительных и судьбоносных последствий отдельного детоубийства очень удобно рассматривать, как именно приближает к реальному миру свою модель лорд Мартин. Ну и попутно кое-какие загадки обмозговать.

Так что поехали.



28. Проблема свободной воли в мире Мартина.

Начнем с того, что у каждого из четверки свободная воля рулит. Тайвин совершенно спокойно мог на младенцах Таргариенах и не срываться, равно как изобрести способ облизать зад Роберту как-нибудь иначе, чем с помощью детоубийства. В то время как Роберт мог бы попытаться полраза в жизни в чем-нибудь особенно нехорошем себе отказать - например, не наслаждаться видом раскромсанных детишек, или уж хотя бы при Неде не прыгать от радости.

С другой стороны, Нед мог бы внять ужасному горю и страстному самообожанию Роберта, почему-то до сих пор не получившего в постель вожделенного тела Лианны, а посему прямо-таки обязанного хоть телами детишек утешиться. Или Нед мог бы подумать политически: дескать, с Ланнистерами не надо ссориться, а посему следует дипломатично молчать и разумно терпеть.

И тому подобное.

Но все они делают то, что делают. И получат по деяниям их. Потому что вольному, как известно, воля. Однако если поднял волну, учти, что она сама по себе уляжется нескоро. И по пути может накрыть с головой много народу. Включая и того, кто поднял.

Так что если кто гонит волну в море дерьма, пусть готовится нахлебаться ароматного.

Проще говоря - в поступке каждый, конечно, волен, но расплата неизбежна. И никакой танк не спасет, если поднятая волна достаточно велика. Я бы сказала, что захлебываться в танке с отчетливым привкусом солярки во рту даже неприятнее, чем просто в чистой водичке. Опять же без танка можно попробовать всплыть. А в танке это уже куда проблематичнее. Ну и потом, танк, когда его швыряет, набирает собственную инерцию, и поди его потом останови.

В общем, жизненная мудрость во многом состоит именно в том, чтобы сначала подумать и оценить последствия, а потом уж поднимать волну. Вот хоть взять лорда Ланнистера. Вряд ли он думал, что расправа с детьми Рейегара будет в некотором роде стоить ему любимого сына. А мог бы и слегка раскинуть мозгом - что подумает добрый мальчик Джейме о своем папе, если папа прикажет уничтожить двух младенцев? И кто опять-таки Тайвину виноват, если он не счел нужным узнать / забыл / не учел, что к Рейегару Джейме относится не как к какому-нибудь там Эйерису, а трепетно?

Так что после Гавани папа Тайвин для сына в нравственные ориентиры совершенно не годится. Конечно, Джейме с ним считается, поди попробуй с таким папой не считаться. Но вообще-то в гаванской истории куда больше уважения у свеженького Цареубийцы должно было вызвать поведение Неда Старка. Конечно, не в тот момент, когда чрезвычайно жертвенный и героический Джейме устало развалился на троне, а Нед вместо признания высоких заслуг и организации большой шоколадной медали, цветов, оркестра и красной дорожки облил героя ледяным презрением. А чуть позже (почти сразу, насколько я понимаю последовательность событий), когда Нед сообщил всем, не исключая почти-брата и второго отца, все, что он думает о них и о их реакции на детоубийство, - и ушел раз и навсегда своей дорогой, хлопнув дверью. Это ж мечта души Джейме. И, между прочим, то, что он тогда сделать не посмел.

То есть первую половину своего соло младший Ланнистер выполняет не так плохо, ибо по совести. Он, конечно, запятнал свои руки и белый плащ кровью садиста-короля, да. Ну так ведь не для себя, а исключительно для пользы дела. Но тем временем Ланнистер-старший приказал убить детей Рейегара - и тут уж никакой пользы дела, а исключительно для себя и получения должности. Сколько бы там задним числом Тайвин перед Тирионом ни оправдывался.

Нехорошо. К тому же, посидев на холодной острой железке, Джейме рано или поздно должен был вспомнить, кому именно любимый принц поручил Элию с детками. А если не вспомнил, пока сидел, то вскоре после того, как встал, уж точно жизнь напомнила.

Но не рубить же теперь и Тайвина. Семья все-таки.

И вообще что теперь уже сделаешь. А жить как-то надо. И пристраиваться где-то... только не рядом с папой на Бобровом Утесе.

Однако если есть совесть, значит, было и горячее желание высказать всем, начиная с папы, все, что накипело, со всем овновским темпераментом и ядовитым остроумием Ланнистеров. И уйти из этой грязи гордо и навсегда своей дорогой, хлопнув по папиной и прочим мордам дверью.

Но у Джейме так не выходит. Потому что (следует много причин, среди которых стыдливо прячется и делает вид, что оно абсолютно второстепенно, нежелание причинить себе любимому много дискомфорта).

А Нед в плане нравственности еще тот монолит (здесь следует сказать очередное ахспасибо за формулировку, понимание, прикрут излишнего романтизма и многое прочее c_a_r_i_e).

Так что Тайвин и должность не выиграл, и влияние на сына проиграл. Но это, конечно, далеко не все, чем ему аукнется.



29. Проблема Эру в мире Мартина.

Принцип "каждой сестре по серьгам ее" далеко не исчерпывает ситуацию. Как мы знаем, однажды Эру рек: и чего бы вы ни накосячили, дети мои, а будет все равно по-моему. Откуда неизбежно следует, что и детоубийство, совершенное Тайвином, и восторг Роберта по этому поводу должны иметь не просто последствия, а последствия, в чем-то положительные.

Откуда тут, казалось бы, взяться положительным последствиям.

Но это исключительно если смотреть изнутри мартиновского мира. А если глядеть так, как Эру - ну или в данном случае лорд Мартин, или хотя бы как внимательный читатель лорда Мартина, - картинка складывается совершенно другая.

Попробуем решить элементарный вопрос: какие последствия имел поступок Тайвина? Дети мертвы, понятно. Нед ссорится с Робертом, тоже понятно. Еще Таргариенов в Вестеросе стало меньше.

А если немножко глобальнее?

Да, Тайвин не перешиб Аррена и не стал десницей при новом короле. Но при этом он очень качественно и навсегда расколол триумвират победителей.

Проще говоря, Аррен и особенно Нед теперь знают, что такое их любимый Роберт и насколько он пожран своей свиньей.

И на самом деле это не так уж плохо. Близко общаясь с Робертом, по должности или зову сердца, следует всегда помнить, что выпить с ним можно, а вот верить ему нельзя ни на грош. Предаст, продаст и скормит свинье в любой момент, когда сочтет, что это нужно для комфорта его зада.

Я бы даже сказала, учитывая историю с министерским постом Неда, что пятнадцать лет назад Нед недостаточно усвоил урок. Но у них в триумвирате вообще царит что-то вроде культа Роберта. Что сам Роберт всю жизнь верно влюблен в себя и свой зад, понятно. Аррен в догаванский период, согласно воспоминаниям Неда, безмерно любит именно старшего воспитанника (младшего тоже любит, но от него лорд Джон не ловит, что ли, такую яркую и молодую радость). Что до Неда, есть очень забавный в некотором смысле момент: бедняга и через много лет, а также много Робертовых гадостей, не может понять, почему Р. Баратеона не любят такие разные, но сильные (и вовсе не лишенные мозга) женщины, как Лианна и Серсея. Нед (проявляя обычную смелость) даже обеих за это укоряет.

Еще смешнее то, как эти очень разные женщины в ответ совершенно одинаково смотрят на него как на идиота. Каковым он с той стороны Стены, то бишь с точки зрения умной женщины, и является. Много он знает о девичьих мечтах. Можно подумать, мечты бывают только у гормонально озабоченных дур, и список требований в таких случаях ограничен ростом, глазами, красой морды лица, мощью мышц, громким ржачем над своими тупыми шутками и большим членом выносливостью в постели. Хороший человек этот Нед, но в некотором смысле на редкость тупой.

Однако вернемся к триумвирату догаванского периода. Ну что, кто такой смелый, что возьмется вышибить Аррена и особенно Неда из состояния восторженного обожания Роберта, - и такой умный, что добьется успеха?

Правильный ответ - бензопила. А осуществление пилящего воздействия с помощью Тайвина есть всего лишь частность процесса.

Но это далеко не все доброе-вечное, что для пользы Вестероса и прогресса свершил, сам не желая того, Тайвин Ланнистер, работая бензопилой в добрых, умелых руках Тех, Кто Наверху.



30. Проблема ежика в тумане.

Как, надеюсь, помнят даже те, кто в танке фэндоме, Нед, насмерть разругавшись с Робертом, едет на юг. Вопрос "зачем" вроде как даже и не стоит. Естественно, Лианну спасать, а зачем бы еще. Ну и заканчивать войну, само собой. А еще уехать оттуда, где он ничего не может сделать.

Не рубить же теперь и Роберта, в самом деле. Семья все-таки. Где-то как-то.

Но с мотивами мужиков, когда они в сильном гневе, да еще по делу, все не так просто. Сильный гнев, раз возникнув, должен найти выход, причем совершенно не обязательно по делу. В таком состоянии сильный пол частенько ломает дрова просто потому, что лес попался по дороге.

Правда, Нед у нас человек очень неглупый, умеющий держать себя в руках и славящийся своей справедливостью. Что внушает надежду.

Но это лишь до тех пор, пока не поглядишь, что происходит возле Башни Счастья. Причем взгляд должен быть не изнутри, с точки зрения Неда, а снаружи. Благо Мартин возможность дает. Конечно, южный вояж Неда несколько напоминает известную одиссею ежика в тумане - то одна картинка выплывет, то другая, и все сильно фрагментированные. Однако со временем информация все же потихоньку накапливается. А уж события возле Башни из числа наиболее прописанных.

Итак. Нед подъезжает к строению, вокруг коего стоят стеной белоплащовые в настроении "отступать-некуда-позади-Москва", и, надо думать, информирует общественность о своем желании спасти сестру. Никак нет, отвечают белоплащовые, командир сказал хорек, и никаких сусликов.

Постояли.

Повздыхали.

Пожалели по-мужски, что придется ни за фунт табаку положить столько хороших мужиков, на чьей стороне они бы ни были.

Порубили друг друга так качественно, что в живых остались лишь Нед да Хоуленд Рид. Вот уж точно никаких сусликов.

После чего спаситель зашел в башню и обнаружил, что, приди он на полчаса позже, Лианна уже ни о чем не смогла бы его попросить.

Конечно, у гвардейцев приказ. А Нед на почве военных стрессов в настроении Владимира Красное Солнышко, который, как известно, крестился довольно оригинально: взял штурмом город Корсунь и силой заставил обратить себя в христианство. По поводу чего изощренно стебался еще А.К.Толстой - "Увидели греки в заливе суда, / У стен уж дружина толпится. / Пошли толковать и туда и сюда: / «Настала, как есть, христианам беда, / Приехал Владимир креститься».

Но должны же быть у настроений какие-то разумные границы. Тем более что, согласно воспоминаниям Неда, ни его дружина, ни гвардейцы не горят жаждою смертного боя. Настроение скорее обреченное - не хочется убивать и самим ложиться в сырую землю, так придется же. А еще потом убитые гвардейцы снятся Неду по ночам, и он испытывает, скажем мягко, сильный дискомфорт по поводу того, что порубил столько хороших мужиков. Ведь, строго говоря, абсурдно, что хорошие мужики не смогли договориться между собой насчет того, кому беречь Лианну (которая, кстати, доживает последние часы), любящему брату или преданной гвардии.

Попробуем разобраться, что вообще это было, почему обе стороны так откровенно отжигают и зачем столько народу полегло. Причем исходить будем из простой истины, что у людей, систематически занимающихся физическими упражнениями на свежем воздухе, а Нед с дружиною и гвардейцы именно таковы, массовых сезонных обострений психических заболеваний обычно не случается. А если бы случилось, лорд Мартин нашел бы как намекнуть, он таких вещей не стесняется.

Первым делом следует перестать сомневаться в том, что Лианна в башне не одна, а с ребенком Рейегара. Причем ребенком живым. А как иначе? К кому Неда не пускают-то? Я понимаю, что приказ есть приказ, но гвардейцы тоже люди, и дать брату попрощаться с любимой умирающей сестрой все-таки можно бы было. Полагаю, что Нед для такого случая даже оставил бы на пороге Лед, группу поддержки и всякие ножи в рукавах и сапогах и пошел к сестре прощаться босой и безоружный. Я вам больше скажу - если бы гвардейцы его попросили дать слово, что он умирающей Лианне ничего не сделает, неужели бы он слово не дал? А что Нед обещает, Нед делает.

Впрочем, вряд ли гвардейцы серьезно считают, что Лианну надо защищать от Неда. Конечно, девица Старк ради своей великой любви положила половину семьи, но семья (в лице прежде всего Брэндона) и сама приложила здесь немалые усилия.

В общем, если гвардейцы не защищают принца, совершенно непонятно, зачем им потребовалось лечь костьми (в абсолютно безнадежном, между прочим, бою, отсрочив развязку разве что на время сражения), но не допустить брата на пять минут к смертному одру сестры. Тем более что умирающая, судя по тексту, жаждет брата о чем-то попросить, да так сильно, что, стоило ему обещать - дескать, сделаю, - так она сразу и уходит в мир иной.

А посему -

СОБРАНИЕ ВЕСТЕРОССКИХ МАРГИНАЛИЙ, ЭКСПОНАТ № 5

Башня Счастья, оно же Скорбь. Лианна лежит на смертном одре и прислушивается к голосам, доносящимся снизу.
НЕД (держа перед собою Лед). Не будет ли так любезна многоуважаемая Белая Гвардия допустить меня к моей сестре, именуемой Лианна Старк?
ПЕРВЫЙ ГВАРДЕЕЦ: Не положено.
НЕД (поигрывая Льдом). Многоуважаемая Белая Гвардия, вероятно, не так меня поняла. Я только хотел поинтересоваться, не будет ли она любезна допустить меня к моей сестре, именуемой Лианна Старк.
ВТОРОЙ ГВАРДЕЕЦ: Не положено. (становится рядом с первым)
НЕД (поднимая Лед). Произошло явное недоразумение. Единственным моим пожеланием было увидеть мою сестру, именуемую Лианна Старк.
ТРЕТИЙ ГВАРДЕЕЦ: Не положено (становится рядом со вторым).
НЕД (занимая атакующую позицию). Не будет ли так любезна Белая Гвардия!..
БЕЛЫЙ БЫК (выходя вперед): Будет, будет! Эйерисовское барбекю из тебя будет!
Лианна, тихо матерясь, из последних сил ковыляет к окну, держа в руках полный понятно чем ночной горшок. Выливает содержимое на головы гвардейцев. Громкие крики снизу, по преимуществу нецензурные.
НЕД. Здравствуй, Лианна. Разве ты не видишь, что струи содержимого твоего ночного горшка льются на шиворот обладателям белых плащей?
ЛИАННА: Бык! Кругом опрометью бегом марш к ближайшему пруду! И пока не станешь снова Белым, чтобы тебя и твоих подчиненных духу здесь не было! Нед, не обращай на них внимания, они из фэндома, а потому за девять месяцев так и не поняли, что я беременная. Хватай в руки свою нудную задницу и тащи сюда, а то пока будете рубить друг друга, помрешь с вами и не успеешь по-человечески поговорить.
ЗАНАВЕС.



А если без шуток, то либо вся гвардия во главе с Белым Быком обладает чисто коровьим же интеллектом, либо не только и не столько Лианну гвардия защищает.

Действия гвардейцев совершенно разумны, если в Башне ребенок Рейегара - особенно законный, особенно мужского пола. Вспомним, что Нед не просто Старк и брат Лианны. Он - один из триумвирата победителей. Его ближайший друг и практически брат - узурпатор Роберт, собственными руками убивший принца Рейегара, а потом радостно приветствовавший трупы детей оного принца (возможно, струей).

Да, мы вернулись к детям, ибо в них вся загвоздка. Наивно полагать, что в Башне не могут знать о том, что случилось в Гавани. Они просто обязаны быть в курсе, чтобы знать, как действовать, чтобы спасти последнего ребенка принца Рейегара. Каковой ребенок, между прочим, является в настоящее время законным королем Вестероса. Ведь Эйерис, его старший сын Рейегар и старший сын Рейегара Эйегон мертвы, так? И кто у нас по прямой линии теперь король?

Действия гвардии и Лианны очень разумны и нисколько не отдают идиотизмом, если понять, что все они как раз в курсе происшедшего. Что Лианна, умоляющая брата спасти ребенка от участи Рейенис и Эйегона (и ведь добилась своего). Что гвардия, четко понимающая, что положение безнадежно, однако до последнего из детей Рейегара, он же нынешний законный король Вестероса, мятежники доберутся только через их, гвардии, трупы. А что делать. Работа такая.

Но тогда из этого следует несколько важных выводов - кроме того, что гвардейцы вовсе не идиоты, Лианна - не слабонервная истеричка, жаждущая прощения семьи и обещания места в семейном склепе, а Нед, войдя в Башню, все понял - и что сестра была королевой Рейегара, и почему предпочли погибнуть, но не отступить, гвардейцы. И что главное не в том, кто король Вестероса, бывший лучший друг или вот этот беспомощный младенец, у которого, наверное, еще и имени-то нет. А в том, что бывший лучший друг, узнай он о младенце, в живых его не оставит. И никто ребенка не спасет - если только он, Нед, не вмешается.

Вся эта ситуация по большому счету - возможность для Неда перестать мучиться виной за то, что он не сумел защитить ни в чем не виноватых детей Рейегара. Царский подарок Сверху, если подумать.

Нет, конечно, подарки Сверху чреваты жуткой ответственностью. А также необходимостью переступить через себя - например, Нед будет вынужден всю жизнь врать, поступившись своей драгоценной честью. Но поступается ли честью Нед на самом деле? Я бы сказала, что, напротив, он только после Башни начинает понимать, что существует видимость чести и суть ее, и бывает необходимым отказаться от первой, чтобы сохранить вторую. Главное не в том, чтобы выглядеть безупречным мужем Кейтилин, а в том, чтобы им быть. Можно пожертвовать собственной репутацией и лгать, что имеешь бастарда, чтобы спасти и вырастить такое чудо, как Джон. Правильные действия - это когда даешь принародно лживую клятву в том, что ты изменник (хотя ни разу нигде не), чтобы осталась жить маленькая дурочка Санса...

Это не называется потеря чести. Это выход на совершенно новый, непонятный быдлу уровень. Быдло не поймет, что за нравственное совершенствование надо платить жестокую цену. Но мир устроен так, что именно страдание часто продвигает душу на пути вверх.

И вот тут надо вспомнить, что первый шаг вверх на этом пути Нед сделал потому, что все сложилось так, как сложилось. Дал бы он Лианне обещание сохранить ребенка, не будь погибших в Гавани двух детей Рейегара и ликования Роберта по этому поводу?

И рек Эру: даже такую мразь, как Тайвин и Роберт, можно использовать к добру, ибо Я поверну события так, чтобы Тайвин, убив детей Рейегара, и Роберт, возликовав по этому поводу и обещав убить всех Таргариенов любого пола и возраста, тем самым вынудили Неда Старка спасти, укрыть, воспитать и вырастить Джона Сноу.

Ну и гвардейцы, строго говоря, тоже погибли не зря. Нед, конечно, неправ, идя через их трупы, мог бы, в общем, попробовать как-то выяснить ситуацию. Но со стороны гвардейцев было так логично не верить в то, что один из членов триумвирата оставит ребенка Рейегара в живых и даже будет защищать... Гвардия при дворе давно, политиков навидалась, правила игры знает. Ну и что с того, что Нед хороший человек. Аррен вон тоже неплохой, и, скажу я, забегая вперед, действий Тайвина и Роберта явно не одобряет, причем не только потому, что Тайвин пытается оттеснить Аррена от трона. Давайте припомним, что покойный десница и сам никогда приказа об убийстве Дени и Визериса не подпишет, и Роберту не даст.

Но ссориться из-за детей с Робертом тоже не станет. И заступаться за ребенка Рейегара и Лианны не будет.

Так что, как бы там ни было, хорошие люди гвардейцы не пропустят хорошего человека Неда в Башню. Постоят, вздохнут, спросят - ну что, окропим землю красненьким? - и начнут рубиться.

Печально все это. Но как бы то ни было, а жертва гвардейцев не напрасна, если Нед после бойни понял и ужаснулся - а он, как мы видим, понял и ужаснулся, раз так и не сумел избавиться от чувства вины. А значит, каким-то боком Белый Бык со товарищи сумели добавить убедительности просьбам Лианны. То есть все-таки помогли спасти сына Рейегара.

В общем, при всей горечи совершенного зла милостью Сверху что-то доброе умеет вырасти и в такой ситуации. Что несколько утешает и даже чуть-чуть обнадеживает.

А также вызывает безмерное восхищение мастерством лорда Мартина как писателя.

Впрочем, это лишь один аспект околобашенной ситуации, так что основные восторги прибережем на потом.

(Аспекты и потом обязательно воспоследуют.)
Tags: Мартин, заметки к Мартину
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments