Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Заметки на мартиновских полях. Джон Аррен как объект реконструкции (12).

45. Аррен как воспитатель.

Начнем с того, что в целом Роберт - разочарование Аррена. Буквально все хорошие задатки, все, что восторгало снисходительного дедушку в давние счастливые долинные годы, обращается сначала в пепел, потом в грязь, а далее совсем в отходы органики.

Причем Аррен прикован к Роберту и обречен за всем этим наблюдать.

Более того, в чем-то именно лорд Джон способствует окончательному освинячиванию Роберта. Ибо с концом войны приходит конец и воспитанию старшенького. Теперь Аррену типа некогда, он занят важными государственными делами. В то время как Роберт брошен в пучину бесплатных удовольствий, за которые исправно платят Аррен - и, не забудем, страна.

Нет, понятно, что поручить Р.Баратеону дело - значит завалить дело. Но без дела Р.Баратеон скользит по наклонной все быстрее.

Здесь, пожалуй, следует сказать пару слов на тему о том, до какого возраста следует воспитывать своих детей. Вопрос, разумеется, из разряда кухонно-философских и может быть обсуждаем до бесконечности. Но все-таки. Мы вообще зачем детей воспитываем? Чтобы нам было чем заняться или чтобы подготовить детей к самостоятельному существованию в суровых реалиях жизни? Это вообще скорее для нас или скорее для них? И по каким критериям следует оценивать работу родителей? Вот Кейтилин, Серсея и Лиза - то, что обывателями называется "хорошие матери", страстные, неравнодушные и охотно занимающиеся своими детьми. Только вот их любимцы получаются какие-то, простите за точность выражения, сильно недоделанные. Для себя-то дамы проводят время с толком и страстью. А как насчет пользы для отпрысков? Насколько приспособлены к реальной жизни Санса, Джоффри и, простите вестеросские боги, Робин?

То есть, конечно, у любого воспитателя, хоть семи пядей во лбу, случаются провалы. Вот хоть Нед, прекрасный отец, и Теон, а также то, что из него получилось. Но в таких случаях воспитатель должен осознать, проникнуться и заняться исправлением своей ошибки. Что мы ответственны за тех, кого приручили, широко известно благодаря Сент-Экзюпери. Что мы ответственны за тех, кого взялись воспитывать, как, впрочем, и за результат любой работы, нами на себя взваленной, говорят значительно реже.

Роберт - это педагогическая ошибка Аррена. И не надо считать, что Аррен плохой воспитатель, потому что Нед как раз у него вышел прекрасный (кроме самоуничижительных комплексов, но, как известно, у каждого свои недостатки). Но в вину лорду Джону можно и необходимо ставить то, что он, увидев свою ошибку, устранился и предоставил тому, что росло в Роберте, расти как заблагорассудится.

Ну и выросло то, что выросло. Вот был любимый, веселый, забалованный мальчик, а потом тинейджер, а потом молодой человек, которому все прощалось, ибо обаяшка, подлиза, забавник, рубака и здоровый крепкий парень. А что учится Роберт главным образом тому, как забавлять и обезоруживать окружающих, дабы они простили ему, Роберту, все, что вообще-то нехорошо, Аррен как-то просмотрел. Ибо комфортно и весело, ура, нам хорошо втроем, а мелкие недостатки мальчика - они же такие мелкие, на фоне семейных комфорта, хорошести и веселья.

Но тут, как помним, грянуло. И обнаружилось, что Роберт недалек, крайне эгоистичен, решительно не различает, где хорошо и где плохо, способен бурно ликовать над трупами маленьких детей, а также в принципе не умеет быть благодарным. Для начала хотя бы тому же Аррену, который ради Роберта пошел ой на многое.

Что делает Аррен со своей педагогической ошибкой?

Устраняется.

Да, человек, правящий государством, - это занятый человек, и ему очень некогда. И ситуации в Вестеросе без Роберта, конечно, куда лучше, чем с ним. Но деградация Роберта без Вестероса столь же безусловно усиливается.

Воспитуем ли Роберт? Глобально, конечно, вряд ли. Но что-то, кроме пьянок, траха и турниров, думается мне, можно и нужно было для него найти. И даже не из любви к самому Роберту. (Хотя, строго говоря, что же это за любовь, когда ребенок тебе нужен, только пока он тебе делает весело и комфортно?) А прежде всего потому, что для страны очень опасно, когда ее глава, пусть и формальный, есть всего лишь существо скучающее, гниющее и все более никчемное.

Но тут вот какое дело: воспитывать такое дерьмо, как Р.Баратеон после войны, можно уже только с применением ремня разного калибра.

В то время как Аррен резко не склонен к силовым решениям. Я бы сказала, что он от них, силовых решений, отчаянно уклоняется до последнего момента и даже некоторое время после.

Понимает он, кого воспитал? Конечно, он ведь умный человек. Не исключено, что в первые годы после войны он даже сколько-то пытался приобщить старшенького к работе. Там, где ответственность поменьше и последствия попроще. Но ведь Роберт к этому делу от природы не склонен, ибо глуп, не желает заставлять себя работать и так далее. Так что сначала его приходится тащить к работе, преодолевая рев, взбрыкивания и отнекивания, потом контролировать и подправлять весь процесс - и, наконец, исправив, доделав и переделав всю работу за него, выслушивать вой на тему, что он вообще не понимает, зачем над ним так издеваются, выдернув его зад из любимого кресла.

Процедура, безусловно, малоприятная. Но если пустить этого недоумка на самотек, он весь быстренько изойдет на лужицу понятно чего. Будучи при этом первым лицом государства.

Не говоря уж о том, что исправлять свои ошибки - обязанность каждого взрослого человека. Притом, что нежелание Аррена лишний раз заниматься старшеньким после Гавани и трупов детей совершенно понятно. Но взрослые люди обязаны уметь заставить себя делать то, что им неприятно и нежеланно. Если оно действительно нужно.

А заниматься воспитанием Роберта, вместо того чтобы, проумилявшись столько лет ахзабавным выходкам оного, бросать его вариться в собственной толстокожести, безусловно, нужно. Сколь бы ни была велики занятость Аррена и его ответственность перед руководимой страною.



46. Аррен как глава страны и семьи.

Кстати, насколько необходимо Аррену участвовать в руководстве страною? Да, я понимаю, Тайвин - нехорошая альтернатива. И Роберт без Аррена пропадет. (Тут, правда, такое дело, что он пропадет и при Аррене, поскольку лорд Джон на воспитание старшенького, как мы помним, решительно забивает и обращается к типа более важному.) Да и вообще хлопать дверью, когда власть идет в руки, - мероприятие сомнительное со всех точек зрения. Вот Нед порывает с Робертом и уезжает на юг. Следует ли Аррену, явно не одобряющему убийство детей-Таргариенов, сделать то же самое? Или он не может себе этого позволить? Уж не говоря о том, что работа проделана титаническая, один брак с барышней Талли чего стоит, и вдруг развернуться и уехать, кинув Тайвину на разграбление страну и, так сказать, поле боя?

И вообще много ли пользы от хлопания дверями и прочего бития стекол? Вон Брандон, как помним, попытался что-то подобное устроить, и толку было не просто ноль, а минус бесконечность. Нет, такие поступки позволительны, когда человек не может сделать ничего иного. Вот Неду хлопание дверями простительно, более того, оно, хлопание, похоже, неплохо расставило акценты в ситуации - кто прав, а кто органический отход. Но у Неда кармическая роль такая - работать нравственным камертоном. Аррен - другой человек, и у него роль другая.

В общем, Аррен имеет основания считать, что при нем будет лучше, чем при Тайвине. И Роберту, и Вестеросу.

Ну и власти тоже хочется, конечно.

Ну и с Робертом лишний раз возиться тоже не хочется, конечно.

Вопрос, прав ли Аррен, что берет на себя власть, некорректен в принципе. Давайте изменим формулировку: Аррен берет на себя обязательства по стране и королю, и вот если он их выполнит с честью, значит, его решение взять власть было правильным. А если нет - ответственность прежде всех иных на нем, на ком же еще.

И в общем сначала все идет хорошо. В стране наступает мир, даже в Дорне. Позже прижмутся и островитяне. Мир, торговля, благоденствие, никаких репрессий, при полном контроле над ситуацией (спасибо Варису). Один из признаков сильного режима: нет надобности добивать детей-Таргариенов за морем. Потому что вина виной, но будь Визерис вправду опасен, разговор бы сразу пошел на ином уровне.

А так - Роберт женат, Тайвин устранен от власти, Серсею удовлетворяет Джейме. Розы цветут, шторма утихли, львы мирно роют золотишко, честь высока, и даже зима вроде как далеко. В конце концов даже Лизе удается обзавестись живым ребенком.

Когда эта идиллия покрывается трещинами и превращается в невнятное месиво, разве прикрытое благопристойностью, сразу так и не скажешь. Опять же что-то раньше, что-то позже. В целом я бы провела, пожалуй, черту где-то после рождения Робина, когда Аррен единственного сына отдает на откуп Бедной Лизе.

Понятно, что он устал, и что синдром профессионального выгорания в цвету, и что Лизе надо чем-то заняться, чтобы она отстала от мужа. И что в пожилом возрасте тяжело в очередной раз рисковать сердцем, привязываясь к слабому ребенку.

Но все-таки. Если тебя не хватает на страну и ребенка одновременно, почему бы не выбрать частную жизнь и ребенка? Тем более что на страну уже не хватает отчетливо.

Тут я, пожалуй, для примера еще раз вспомяну недоброй памяти свежепроизведенную в святые последнюю царскую парочку. На сей раз не только истерическую жену, которой на самом деле хотелось не счастья своему неизлечимо больному ребенку, а гарантий безопасности и вообще хорошей жизни для себя любимой. Сын должен быть императором! И точка. Причем во всей полноте власти. Ибо иначе мама жуть как психует и трясется за себя любимую.

Ее мог бы остановить и ею заняться безмерно любящий супруг. Но ему же некогда - он на работе, страною правит. Пусть уж она как-нибудь сама, с Мизинцем, ой, то есть, простите, с отцом Григорием.

Но о дамах уже говорено, а вот был ли иной путь у мужчин, которые правят страной, а дома навести порядок некогда?

Безусловно, да. Если страной руководить толком уже не выходит, и дома большой непорядок, без тебя неразруливаемый, готовь преемника, бросай работу, уходи в личную жизнь и получи свои покой и счастье вместе с пенсией.

Но ни последний царь, ни лорд Аррен на такую жертву не согласны. Себе и другим они, конечно, долго будут рассказывать, что без них все непоправимо обрушится, Вестерусь пропадет и зачахнет на корню, Роберт сгибнет, и вообще они глубоко незаменимы, преемников не имеют, да и вокруг исключительно сволочи и подонки.

На деле фигня все их якобы высокие соображения. Никому не лучше оттого, что дожившие до профнепригодности или с самого начала профнепригодные властители зубами вцепились во власть. Ни их женам, ни больным детям, ни плохо руководимым странам.

Да и с преемниками все обстоит не так уж кошмарно. Черт с ними, с Романовыми, хотя даже среди них могли обнаружиться неплохие лидеры, а вот есть ли в Вестеросе альтернатива Аррену? Реальная, а не лорд Эддард Старк, конечно.

Между прочим, есть. Даже притом, что вокруг себя Аррен, как мы помним, способных людей не держит (разве вдруг думает, что при этом держит их за горло). То есть преемника не просто не растит, но панически боится, что таковой вдруг возникнет.

Начнем с того, что, даже если не принимать во внимание клан Тиррелов, где что-нибудь способное вполне может найтись, и политически подкованных Мартеллов (они все-таки местнически настроены), есть человек с опытом работы, бесспорно способный, сильный, умный - и Аррен, на мой взгляд, ему малость задолжал.

Я про Тайвина.



47. Аррен и Тайвин.

Тайвин - человек плохой, жестокий и бессовестный. Это я говорила и еще, надеюсь, скажу не раз.

Но мы сейчас не о нравственности, а о политике. А в политике следует учитывать даже очень плохих, жестоких и безнравственных людей - если они представляют собою реальную силу.

Тайвин не просто сильная фигура: он фигура, сильная настолько, что, когда уйдет Аррен, противостоять Тайвину не сможет никто. Что мы, собственно, и видим. У власти мог оказаться не Нед, а кто-нибудь другой, Станнис, допустим, или кто-то из Тиррелов, - Тайвин начнет войну, разорвет страну надвое, но, будем реалистами, скорее всего, добьется своего, пройдя по трупам. Его не пускали к власти столько лет, он сидел и копил злобу и решимость, и теперь его ничто не остановит.

Аррену следует либо убирать Тайвина физически, обезглавив клан Ланнистеров, либо допустить к власти, но не абсолютной, а дозированной, и использовать как хороший инструмент. (Есть еще третья возможность, но о ней чуть позже. ) Первое чревато, ибо клан Ланнистеров слишком силен и богат, и там кроме Тайвина есть люди, способные стать лидерами. К тому же Тайвин, как помним, хорошая корова, дающая золотое молоко.

Безусловно, пустить Тайвина к власти опасно. Но тут опять же вопрос, что опаснее - допускать Тайвина наверх или упорно не допускать. Аррен не вечен. Приход Тайвина к власти после ухода (на тот свет или в отставку, сейчас без разницы, хотя Аррен сам в отставку не уйдет) лорда Джона неизбежен, как приход зимы. Что дешевле обойдется стране: если Тайвину дадут кусок пирога мирно или если он пойдет к власти по трупам с характерной для него безжалостной настойчивостью?

Чем выгодно использование Тайвина для Аррена? Именно личными качествами Тайвина, теми, которых у Аррена нет. Лорд Джон резко не склонен к силовым решениям - Тайвин ими живет. Аррен не способен дать ремня Роберту, а также Серсее, а также, между прочим, наследничку трона Джоффри (которого Серсея запретила пороть / воспитывать) - Тайвин способен приструнить дочку, зятя и внука, пока не стало слишком поздно для всех троих. Роберта раздражает Серсея, которую не может вразумить даже Джейме? Тайвин - чуть ли не единственный, кто способен поставить дочь на место. И она ведь на место встанет, и придержит язык, и даже родит кого-нибудь от мужа. Если папа нажмет. И Роберт под взглядом тестя будет вести себя куда приличнее, даже, глядишь, делом со страху займется. А уж как полезно оказаться под холодным взглядом дедушки Джоффри, еще не достигшему сложного тинейджерского возраста. Глядишь, человеком вырастет.

Наконец, есть еще вопрос казны и финансов, в котором давно должны быть закручены гайки, но Аррен их закручивать не решается, а Тайвин способен вполне. Вообще при таком руководителе, как Аррен, Тайвин - отличный грозный зам. Если, конечно, его как следует контролировать.

Причем, на мой взгляд, контролировать Тайвина Аррен вполне способен. Тем более что весь Вестерос ему в помощь: Тиреллы, братья-Баратеоны, Нед, Хостер Талли и, разумеется, Мартеллы. (И не забудем всезнающего Вариса, хотя бы в скобках.) Да, Тайвина воспримут плохо и даже местами в штыки. Но ведь это как раз самому Тайвину чрезвычайно полезно для входа в рамки. Совести он лишен, а вот ума - вовсе нет. Сильное давление на Тайвина есть необходимое и достаточное условие, чтобы он не забывал о приличиях в широком, я бы даже сказала, политическом смысле. Он будет вынужден идти на жертвы, чтобы удовлетворить Мартеллов, - ну и очень хорошо. Придется выдать Гору и Лорха - так ведь прекрасно, если он вовремя избавится от подобных сотрудников. Зато человек вместо того, чтобы бесконечно копить злобу на всех и вся за каждый потраченный впустую день, будет себя реализовывать. Глядишь - обтесается, обучится приличиям и несколько помягчеет. Совесть, конечно, не приобретет, но ему придется подлаживаться ко всем подряд и изображать наличие совести, что весьма способствует формированию, так сказать, совестного протеза. Ну и стране в целом вряд ли станет хуже - ибо Тайвин, в отличие от Аррена, не загонит проблемы под лед, а начнет их решать.

Да, за ним как человеком много плохого. Но руководитель он как раз небесталанный. И, в отличие от Аррена, еще не выгорел профессионально.

Тайвин делает страшные вещи, когда он берет власть, я первая это скажу и еще добавлю. Но не забудем, что по большей части все это происходит потому, что власть Тайвину приходится брать с боем. Приди она, власть, к нему пораньше и мирно - скорее всего, все вышло бы иначе. Куда менее ожесточенно, куда менее хищнически.

Наконец, есть Джейме, ради которого Тайвин готов на многое. Даже, полагаю, прилично себя вести. В преемники Аррену Тайвин, конечно, не годится, по многим причинам, среди которых позиция Дорна - не последняя. Но если Джейме, вместо того чтобы гнить в безделье наподобие того же Роберта возле той же Серсеи, после хорошей встряски возьмется за ум и обучится делам политическим, из него выйдет очень неплохой преемник лорда Джона.

Вариант не без своих рискованных и слабых сторон, однако в политике других вообще не бывает. Зато если бы вышло, создалась бы уникальная ситуация "и овцы целы, и волки сыты".

Впрочем, имеется и третья возможность: почувствовав, что не тянет, но не желая и Тайвина звать на помощь, Аррен может начать готовить себе другого преемника. Не Мизинца и не кого-нибудь из тех, кто рядом, там глухо и бесперспективно. Но Вестерос - страна большая, таланты найдутся. Только надо честно поискать, а когда найдешь, начать так же честно готовить. Чтобы человек успел к моменту ухода Аррена с поста набрать столько политической силы, что даже Тайвина сможет прибрать к рукам.

Тем более что у Аррена, как мы помним, есть на Тайвина совершенно конкретный и внятный компромат.

Но куда там. Кто же выпустит власть из рук. Аррен выбирает единственный абсолютно гибельный вариант: не делать ничего, загонять проблемы под сукно, примораживать ситуацию в стране (а также в семье, а также со старшеньким). И так до тех пор, пока все не рванет самой что ни на есть отходной органикой.

Что после смерти Аррена и происходит. Причем органический душ достается, к сожалению, прежде всего Неду. Хотя тут как раз вины Аррена нет. Он, судя по тексту, Неда от столицы держал сколько мог подале.

В общем и частном, именно Аррен отвечает за тот вселенский срач, который начался после его правления в стране.

Так был ли он прав, беря власть после войны? Скорее всего, да. Был ли прав, упорно оставаясь у руля, причем в одиночестве, до самого конца? Однозначно - нет. С ним случилось то же, что часто губит хороших политиков и неплохих людей: их не отпускает и развращает власть.

Больной Робин и безумная Лиза - не только бремя лорда Джона, но и последний шанс на спасение, так сказать, души десницы. Но как раз к возможностям спасения своих душ политики обычно безнадежно глухи.

В общем, вышло как в той фразе Буджолд: только мелкий человек не даст вырасти рядом преемнику. Аррен оказался по большому счету мелок. При всем хорошем.

И уж совершенно непростительна его позиция по принципу "После меня хоть потоп".

Вот как раз потоп и грядет.



48. Аррен: смерть и далее.

Ситуация вокруг десницы перед его внезапной кончиной глубоко безрадостна, и он сам во многом за нее в ответе. Любимый мальчик Роберт - грязная свинья и трус, пытающийся освободиться от жены и детей чьими угодно, но не своими руками. Жена - тяжелая, полубезумная истеричка. Ребенок - испорченный физически и, боюсь, душевно, к тому же при такой мамочке вряд ли выживет. Ситуация в стране чревата взрывом. Казна пуста, корона в долгах выше темени. Вокруг ни капли любви, одни хищники.

Есть Нед, но он далеко. И даже Неда иногда приходится по мелочам предавать.

Это называется полное и горькое одиночество.

Наконец, Роберт начинает давить на Аррена с помощью Станниса. (Иначе как предательством по отношению к Аррену его действия не назовешь; но Аррен с Робертом вообще довольно лихо предают друг друга.) А Станнис - это бульдог, который добычу не выпустит.

Пытаясь задружить с бульдогом, Аррен кидает ему кость: собственного сына.

И это - конец лорда Джона. То есть начал-то всю историю, сгубившую Аррена, конечно, Роберт. Но за черту Аррен переступил лично. Даже если он не намеревался сдержать обещание, вся эта история ясно показывает, как мало значил для него его больной сын.

Даже и тогда, впрочем, деснице сошло бы это с рук... но добавился фактор Мизинца, единственного человека, который по-настоящему ненавидит десницу. Ибо Аррены на пару столько лет имели беднягу пушистика, что он не без удовольствия убирает мужа руками жены, а потом убирает и жену - пока в Гнездо, а там видно будет. Ибо не только Бедные Лизы, но и пушистики, между прочим, чувства имеют.

Аррен умирает в муках, причем очень некрасивых. Возле его смертного ложа - трое людей, которые, собственно, и отправили лорда Джона на тот свет: Роберт, Лиза и Пицель. Особенно мне нравится поведение Роберта по принципу "ну, раз уж ты все равно помираешь, так хоть не жадничай, расскажи, как мне дальше жить покомфортнее для моего драгоценного зада". Ничтожество, на которое Аррен все-таки, как ни кинь, при всех взаимных счетах и претензиях, положил жизнь.

И ничего уже не исправить.

И что самое плохое - именно после смерти Аррена все только и начинается.

Мог ли Р. Баратеон, оставшись без единственного человека, который всю жизнь его защищал от мира, а главное, стоял между Робертом и Тайвином, сохранить статус кво? Да, вполне. Все, что ему следовало сделать, - это допустить к власти клан Ланнистеров. Приход Тайвина к власти на сей раз, разумеется, уже неотвратим, но его опять-таки можно было бы окультурить. Назначение Джейме десницей - это тот минимальный кусок, который следует бросить Тайвину, чтобы не началась война. Да, придется прижаться с веселой жизнью и расходами, но можно взамен потребовать, чтобы Серсея вела себя прилично, и вообще начать жить как взрослый ответственный человек. Тайвин способен взять зятя в ежовые рукавицы, но можно добиться ряда поблажек, если повести себя по-умному. Опять же обмануть ожидания Станниса и Ренли (мелочь, зато как приятно мелкой душе Роберта). И Вестерос будет цел.

Но разве ж Роберту важен Вестерос? (За что, кроме личной Робертовой свиньи, опять же спасибо лорду Аррену.) Р. Баратеон одержим желанием освободиться от гадюки со змеенышами, и ради этого готов подставить и погубить не только приемного отца, но и названого брата. Пущай все мрут до кучи, только бы свинье было чем гадить.

Поэтому первое, что делает Роберт, - это кидает Ланнистерам два, увы, совершенно неудовлетворительных куска. Джейме становится Хранителем Востока, каковой титул срочно отнят у мальчика Робина. А второе - Тайвину в воспитанники (читай - заложники) обещается тот же самый мальчик Робин. Поскольку Робин ничего не значит для Р. Баратеона, то его в случае чего и не жалко будет.

А насчет бить себя в грудь и орать, что мы типа одно имя носим, и вообще, я за него горой и хоть ща в огонь, и как вы могли подумать, что он мне не дороже родного сына и наследника, - это Р. Баратеон, как мы помним, всегда запростяк и на счет раз.

И тут, конечно, ничего не значат заслуги Аррена, который и так был обязан служить своему законному королю. Тем более что не какой-то там мозгляк Робин, а он, Роберт первый этого имени, есть настоящий сын почившего Аррена, которого, конечно, жалко, что уж там. Но не настолько, чтобы не пожертвовать ради себя любимого всем, что от Аррена осталось.


49. Вместо заключения.

Я тут посмотрела в свой собственный ЖЖ - почти точно год прошел с того момента, как меня угораздило начать обсуждение того, что на самом деле стоит за разговором в крипте двух старых друзей. И даже не за всем разговором, а только за той его частью, где про столицу, политику и покойного лорда Джона. Год без девяти дней на полстранички мартиновского текста. Какой отличный результат.

Как сам Мартин, бедолага, соблюдать какие-то сроки успевает, при подобной насыщенности текста смыслами? Ума не приложу.
Tags: Мартин, заметки к Мартину
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments