Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Эрмитаж, сегодня

Императорский фарфор в аванзале так себе. Поскольку ограничен темой и периодом 18 века.

Веджвуд в Синей спальне, напротив, грандиозен. Воспитание вкуса в собственной *и не только* нации в глобальном масштабе - это вам не баран чихнул. Еще это очень красиво и упоительно стильно - все эти его ноу-хау типа изумрудной глазури, фаянса цвета сливок (я долго клялась есю, воспитанному на русских продуктах, что настоящие сливки вот такого цвета, хотя он, по-моему, так до конца и не убедился), базальтовая черная масса (абсолютное впечатление античной бронзы местами, а еще там есть такая кратерная ваза с безмерно вкусными гладкими поверхностями, как бы повязанная как бы складчатой материей, вещь фантастическая), знаменитая яшмовая масса (голубая и немножко розовой), тростниковая масса (я даже не знала, что такая была), серо-коричневая масса, коричнево-желтая масса, а также формы, белая лепнинка, чашечки и вставки для мебели и интерьера. В общем, надо видеть. Сервиз с зеленой лягушкой довольно прилично выставлен, моя любовь.

Коллекция крошечных оловянных солдатиков нюрнбергского производства прекрасна. И две диспозиции в центре зала, и комплекты в витринах. Отдельно сделаны Блюхер с штабом и, вестимо, Наполеон со штабом же. Наполеон на коне на горке, поэтому выше всех, а так бы не был.

Беклемишевский раб тоже выставлен в отдельном зальчике и производит впечатление. Не столько сам по себе, сколько история. Кто не помнит, в 2010 г. электрики занимались в Эрмитаже электрикой и обнаружили за стенкой нишу, а в ней - полуразвалившуюся статую конца 19 века, которая числилась утраченной. В 1947 г. скульптуру собирались перевезти в музей революции (он же особняк Матильды Кшесинской), поскольку освобожденный раб же изображен, сами понимаете. Но тут она развалилась во много дребезгов. Не думаю, что ее таджики размонтировали, поскольку год не тот. При реставрации выяснилось, что разваливалась она уже минимум однажды мощно, что не очень удивляет, гипсовая же, черненьким только тонирована. В том самом 1947-м ее тихо спрятали под лестницу, правда, с запиской, и замуровали для будущих поколений. А числиться она стала как утраченная. Что в Эрмитаже после блокады, в общем, вполне логично. Надеюсь, мероприятия достигли своей цели и спасли от лагерей тех, кого должны были спасти. А современные реставраторы все аккуратненько разобрали, рассортировали, неправильную сборку переделали на точную, восстановили утраченное и вообще хорошо поработали. Можно считать это историей с хорошим концом.

Зато вокруг раки Александра Невского чего-то накручивается, и какой будет конец у истории, пока непонятно. Как известно, РПЦ очень хочет раку себе. Еще бы не хотеть столько-то серебра. И поскольку Эрмитаж пока держится и не отдает (что лично я горячо поддерживаю), РПЦ устраивает вокруг раки своеобразные, кгхм, представления, одно из которых мы сегодня случайно услышали. Ибо в том зале вдруг громко запели на церковный лад, как вы понимаете, собрав во всех дверях густо иностранных (и не только) туристов. Ломиться мы не стали, а на лавочке в галерее как раз посидели пару минут и окончание выслушали. Аплодисменты туристов по окончании неожиданного развлечения в общем повеселили. Но сама манера РПЦ подсылать своих служащих туда, где находится что-нибудь, что им нравится, и намекать песнопениями, что, дескать, оно теперь снова наше, а вам мы, так и быть, потом, может быть, изготовим копию, напрягла. В Третьяковку петь вокруг рублевской Троицы они еще пока не ходят, нет? Если нет, ожидайте. Хотя я бы скорее предположила, что песнопения начнутся в Оружейной вокруг какого-нибудь оклада поценнее - у РПЦ и ее нынешнего главы карманы широкие и губа не дура. Даже когда предмет не реликвия, а всего лишь бывшее его вместилище. И чем больше драгметалла, тем лучше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments