Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Прекрасная Лузитания

Португалия - чудесная страна, где всегда есть место отжигу. Уж не говоря о русских туристах, которые всегда в этом плане на высоте. Ну, например, позавчера на нашем мясном родизио в бразильском ресторане одна отъезжающая дамса упилась в хлам, отказалась ехать в аэропорт, широким жестом вручив шоферу чемодан и пальто для передачи в Россию, а сама осталась в ресторане и Португалии навеки поселиться. И все это безобразие на самом деле в Португалии выглядит очень мило и как-то несерьезно, а также органично. Мы с есем постарались соответствовать. Например, в Алкобасе захожу я в туалет, а там бумаги ну совершенно нет. То есть совершенно. Но мы же русские, и у нас с собой было, так что я уже спокойно мою руки, и тут появляется милая итальянская бабулька. Не найдя бумаги, она начинает стенать, а когда понимает, что насинг полный, говорит трижды одно, но очень интеллигентно звучащее итальянское слово "кард". Четыре тысячелетия всей боли Италии в ее интеллигентно приглушенном голосе. После чего она уходит в кабинку и запирается, а я понимаю, что меня проняло, и надо что-то делать, а то, что у меня с собой было, как на грех, закончилось. Но мы же русские, так что я залетаю в пустой мужской туалет, двери которого стоят гостеприимно нараспашку, хватаю огромный рулон бумаги и, крича - МАДАМ! МАДАМ! - бегу назад. Ась Si? - доброжелательно откликается бабка из-за двери. Мадам, пэйпа! - кричу я, аки благой вестник, размахивая рулоном. ОООООООООООООООООО!!!!!!!!! - отвечает бабка, открывает дверь и обрушивает на меня четыре тысячелетия всей благодарности Италии.

На следующий день очередь отжыга еся. Полночь. Я старательно сплю, накрыв голову подушкой. Есь все не может оторваться от бесплатного вайфая. В соседнем номере тринадцать руссотуристообликоаморале громко празднуют чей-то день рождения. Ты из-за них не спишь, что ли? - слабо спрашиваю я. Ложусь, ложусь, отвечает есь, выключает вайфай и надевает пижамные брюки. Очередное сотрясение стен. Они все еще не унялись? - слабо спрашиваю я, прикидывая, сколько времени есь проворочается рядом. Я сейчас разберусь, вздыхает есь, надевает джинсы и выходит в коридор. Я лежу, ожидая мягких есевских укоров в адрес соседнего номера, необходимости встать и защитить маленького, а потом еще звонить на рецепцию, формулируя по-английски просьбу унять идиотов, а мне сонно. В этот момент на восемнадцать этажей отеля гулко раскатывается злой, неспешный и внятный, как шаги командора, троекратный БДЫЩЩЩЩЩЩЩЩ в соседнюю дверь. Я аж просыпаюсь и сажусь в постели. Мгновенная тишина за стеной. Возвращается есь, укладывает меня обратно, подтыкает одеяло, говорит - "Спи, моя малышка!", меняет брюки, ложится и мгновенно засыпает. В соседней комнате придушенный шепот, потом гости очень тихо расходятся, и наступают мир во всем мире и покой до самого утра.

Ну, 9 мая - это день святой, тут без разговоров. В Гимарайнше нам выставили попробовать зеленого вина. Сначала мы с есем за своим столиком на двоих пьем за победу, поскольку есть что вспомнить. Потом мы пьем за победу всей группой, стоя, под чтение приказа о победе от 9 мая. Потом мы пьем с блокадницей-дворянкой. Потом мы пьем с гидом, которая украинка и 20 лет живет в Португалии, но все равно святое - это святое. Потом мы пьем с официантами. Потом с хозяином ресторана, который обнимается с блокадницей и выставляет нам зеленого вина столько, сколько мы выпьем. А поскольку оно пьется как квас в жаркий день, выпиваем мы много. Народную песню "День Победы" под гармонь, как делали соотечественники в Шарме, мы, правда, не поем, поскольку народ из Питера все-таки, но разговоров на всех известных присутствующим языках много. И чувств тоже. Есь даже предлагает задавать ему любые вопросы, обещая ответить, если я честно отвечу ему тем же. Я благородно ограничиваюсь парой-тройкой наиболее актуальнаго, поскольку день самипонимаете такой, а игра у нас не на равных, ибо я-то в отличие от него знаю, какие вопросы задавать. Счастливы все, включая русского шофера, который единственный не пил (по понятным причинам), но зато в течение шестичасового переезда без гида у него никаких проблем с добрым, мирным, сонным, тихим автобусом. По прибытии в Лиссабон португалы, правда, пытаются заселить нас с есем в номер, где уже живет мой однофамилец, но быстро исправляются и даже улещают еся, повторяя ему - Юрий Гагарин! Спутник! Перестройка! Опять же все довольны, хотя мне двадцать минут приходится отвечать есю на вопрос, ПРИ ЧЕМ ТУТ ЭТО, а также рассказывать, что такое хинди-руси-бхай-бхай. Что любопытно, на следующий день немцы вели себя тики-так. Есь имел наглость заскочить в лифт на восьмерых, где ехали уже целых четыре немца. Те, естесна, начали возмущаться. Есь, обычно в таких случаях объясняющийся на французском, английском и американском жаргонном, еще не отошел от 9 мая и попросту сказал по-русски - да ладно вам, ребята, все в порядке. В лифте настала испуганная тишина, как после троекратного БДЫЩЩ!, немцы вжались в углы и больше не возникали.

В общем, лучше поздно, чем никогда - с праздником, и за всех за нас. Чин-чин.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments