Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Эдуард II Английский (2): муки, вздохи и заговоры.

Вообще заказывала ли Изабелла непутевого мужа - это тоже еще вопрос. Элисон Уэйр, автор биографии Изабеллы, довольно убедительно обосновывает, что заказывал, скорее всего, ревнивый Мортимер, а Изабелла вряд ли. Более того, она, похоже, пыталась втайне от любовника доискаться, своей смертью помер Эдуард или Мортимер приложил руку. С другой стороны, теплых чувств к мужу Изабелла точно не испытывала. А если учесть, что на бедняжку в какой-то момент начали потихоньку давить - дескать, жена обязана вернуться к мужу и разделить его ложе, а также, надо думать, и заточение... Но всякий бред типа "эта львица в женском облике", "чье сердце было тверже камня", проигнорировала жалобные письма Эдуарда, сообщавшего, что "благородный рыцарь изнемогает от любви к жене", оставим эдуардофанам. Расстановка была следующая: Изабелла правила официально, Мортимер правил через Изабеллу, особо не выставляясь, страшно ревновал ее как женщину, а также, несомненно, не намерен был выпускать из рук власть, через Изабеллу приобретенную. Что до Эдуарда, то он сидел в довольно комфортном заточении, плакал и писал плохие стихи о том, какой он несчастный, страдающий и, о горе, потерявший свою красоту ("Веселость угасла, и мудрость ушла, Следа не осталось былой красоты, И горе зимою пришло до поры. Когда-то стоял на вершине, Меня почитали, боялись, Теперь меня люди прозвали "Король без короны" для смеху. Лежит моя жизнь в руинах, По воле Фортуны жестокой" - перевод стихов на русский, согласно примечанию переводчика, воспроизводит несовершенство оригинала.) Несколько утешает, правда, что встречаются у аффтара и правильные настроения - "Иисус, прости мне низость мою... Прости мне измены и злые грехи".

И то.

Между тем Эдуарда в марте пытались освободить его сторонники, так что экс-короля перевезли южнее, в замок Беркли, рядом с владениями Мортимера. Сторожами Эдуарда стали Томас Беркли (женившийся к тому времени на дочери Мортимера) и сэр Джон Малтреверс (женатый на сестре Томаса Беркли). Оба входили в ближний круг Мортимера. Оба в свое время изрядно пострадали от Эдуарда и Деспенсеров. "Логично предположить, что именно Мортимер был основным инициатором этих назначений и перемещения Эдуарда в новую тюрьму", - вполне резонно заключает Э. Уэйр. Третьим стражем был сэр Томас Герни, тоже из окружения Мортимера, в свое время находившийся с ним в Тауэре. 3 апреля они увезли Эдуарда из Кенилворта, а 5 или 6 апреля добрались до замка Беркли.

Тут следует отметить на полях то, как этот в общем обычный переезд был отражен несколько позднее, когда Эдуарда пытались канонизировать (и, естественно, нагнетали страсти вовсю). Один из солдат конвоя, некий Уильям Бишоп, якобы рассказал автору политагитки Бейкеру, что "тюремщики подвергали бывшего короля многим унижениям на пути из Бристоля в Беркли. Ехали они только по ночам и не давали ему спать, когда он чувствовал усталость, несмотря на холодную погоду, он дрожал в легкой одежде, да к тому же его кормили отравленной едой, от которой он заболел а туалетную бумагу выдавали только с наждаком. Пленнику постоянно противоречили, называли сумасшедшим, насмехались над ним, Герни даже с издевкой украсил его короной из соломы. Затем, для того, чтобы его не могли узнать, его заставили сбрить бороду, причем усадили на кротовую кучку посреди поля и принесли холодной илистой воды из канавы в старом шлеме. А он якобы, рыдая, сказал им: "Хотите вы того или нет, у меня будет теплая вода для бритья", - намекая на слезы, текущие по его лицу... тюремщики так издевались над Эдуардом затем, чтобы довести его до какой-нибудь болезни и потом до смерти". Кочерга, трехмильный переход по замерзшей реке и десять фунтов живых угрей, короче.

"...маловероятно, чтобы Изабелла и Мортимер, затратив столько усилий, чтобы придать отречению Эдуарда и своему приходу к власти видимость законности и максимум публичности, вдруг вздумали убить бывшего короля такими неуклюжими и плохо продуманными способами. Разумно будет напомнить, что лишь после трех попыток освободить Эдуарда был поставлен вопрос, как от него избавиться".

В замке Беркли смазанных ядом сережек тоже не наблюдалось. Собственно, это было родовое гнездо Томаса Беркли. Более того, как в XII в. Беркли возвели замок, так до сих пор им и владеют. Что внушает уважение. Эдуард занимал помещение под названием "королевская галерея" (ее до сих пор показывают посетителям). Снаружи к галерее примыкает узкий колодец технического назначения около 8,5 м глубиной, доходящий до уровня нижнего двора. "Изначально этот колодец располагался в углу жилой камеры, и в наши дни его связывают с одной из наиболее изобретательных выдумок Бейкера".

Но даже Бейкер признает, что в замке с Эдуардом обращались хорошо и кормили деликатесами (что подтверждают расходные книги Беркли). Правда, Эдуард регулярно стонал и вздыхал так, что это попало в безымянную хронику, но "у Эдуарда были причины вздыхать и стонать и без сурового обращения тюремщиков".

Тем временем на Изабеллу давили насчет воссоединиться с мужем, а Мортимера послать подальше. Сначала в апреле на совете (дело в конце концов замяли), а затем в мае, когда пришло письмо папы римского (его в общем проигнорировали, но, думаю, нервы Изабелле потрепали порядочно). А в июне шотландцы перешли границу и все лето уклонялись от попыток будущего великого воителя Эдуарда III навязать им бой.

Но все это на самом деле были ягодки, ибо в конце июня группа заговорщиков под руководством монаха-доминиканца Стивена Данхевида, причастного ко всем предыдущим попыткам освобождения, таки добилась успеха и выкрала Эдуарда из замка Беркли. Шайка изгоев, собранная Данхевидом, взяла замок то ли штурмом, то ли (что более вероятно) хитростью - в замке велись какие-то строительные работы. Беркли и Малтреверс были в отъезде, а оставленный за старшего некий Уолвейн, видимо, крупно лопухнулся.

3 июля Беркли был освобожден от участия в военном походе против шотландцев "в связи с выполнением особого поручения короля" (имеется в виду Эдуард III). 27 июля из замка Беркли было отправлено письмо канцлеру, из которого понятно, что беглеца водворили на прежнее место. 1 августа лорд Беркли получил особые полномочия для ареста Данхевида и его сообщников, виновных в "насильственном проникновении в замок, в похищении отца нашего государя короля из-под нашей стражи и в подлом ограблении упомянутого замка". Стивену Данхевиду, впрочем, удалось скрыться, а вот его брата Томаса и большинство их сотоварищей схватили. Томаса по приказу Изабеллы посадили в Ньюгейт, где он вскоре умер то ли от лихорадки, то ли от чего еще. Об остальных заговорщиках просто больше никто не слышал.

Между тем "7 сентября был раскрыт третий заговор с целью освобождения Эдуарда II". Теперь это были бравые уэльсцы, впрочем, не без участия таинственных "некоторых высокородных лордов из английской земли" (подозревают, что это был граф Кентский, младший брат экс-короля). На этом месте Мортимер решил, что с него хватит, и его в общем где-то как-то можно понять. А посему он (именно он, потому что Изабелла в момент, когда Мортимер узнал из письма о заговоре, была за 130 миль от него в Линкольне и физически не могла успеть узнать и тем более одобрить планы устранения Эдуарда) вызвал доверенного слугу Окла, дал ему письмо и велел показать тем, кто охранял Эдуарда. "И Мортимер велел ему передать им, чтобы поразмыслили над его содержанием и быстро приняли меры во избежание великой опасности".

Бейкер, конечно, все излагает политагитично. После того, как тюремщики дурно обращались с королем по дороге в Беркли в надежде, что он от этого умрет (видимо, бреясь без горячей воды, нечаянно перережет сонную артерию), бедный король получил передышку, ибо "тюремщики вели себя с ним даже слишком мягко и угощали его деликатесами". Но вдруг "Изабелла разгневалась, что жизнь Эдуарда, ставшая ей столь ненавистной, так долго длится". Она и ее любимый епископ Орлитон (которого, между прочим, с весны в Англии в принципе не было, он был в Авиньоне) обтоптали это дельце и направили в Беркли латинское послание типа "Казнить нельзя помиловать". А именно: "Eduardum occidere nolite timere bonum est". В зависимости от того, с какой стороны от timere поставить запятую, получается "Не убивайте Эдуарда, должно бояться так поступить" - или, соответственно, "Не должно бояться убивать Эдуарда, так и делайте".

Как замечает Э.Уэйр, эта история всем хороша, вот только одна беда - не правдива. Мало того, что Орлитона в Англии не было, но Бейкер попросту списал текст у великого историка XIII в. Матвея Парижского, в книге которого он относился к убийству королевы Венгрии в 1252 году. "Кто говорит - плагиат, я говорю - традиция" ("Пиф-паф, ой-ой-ой". м/ф).

Впрочем, перейдем от политагитки к реалу. В замке Беркли письмо Мортимера получили. Сам Беркли, правда, в замке отсутствовал (то-то ему потом за убийство короля нисколько не попало). Но Малтреверс и Герни прочли, намек поняли и задумались на тему.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments