Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

"Кармен-сюита" и "Юноша и Смерть", Мариинка, сегодня

Зал был, скажем так, неполный. И зря. Во-первых, вышло внутренне очень логично и даже местами неожиданно философски, а во-вторых, получилось отличное противоядие от Осиповой-Кармен-в-лаптях и Васильева-ХватайШтаныХовайсяВБульбу. Я вот на карменном примере установила для себя некоторые границы допустимой самодеятельности и отсебятины в балете. Каждый, конечно, берет чем может, кто школой, кто актерской игрой, кто нутряным соответствием образу. Но надо все-таки соблюдать некий профессиональный плезир. Балет - это рафинированное искусство, не в смысле тонких нервиев и отставленных пальчиков, а в смысле очистки смысла от посторонних примесей. "Кармен-сюита", в отличие от оперы "Кармен", хороший пример в этом смысле. Кармен может быть не без вульгарности, как у Плисецкой, или чрезвычайно далека от всякой вульгарности, как у Лопаткиной. Трактовки допустимы разные, если понято главное - зачем вообще нужна эта Кармен и почему она так круто попала между бездушной госсистемой и простым незамутненным народом, который жаждет крови, секса, зрелищ и вообще гиньоля побольше, побольше. Если не понято и образ не выстроен, смотреть на исполнительницу можно только в случае ее, исполнительницы, высокого балетного профессионализма. А если выучки не хватает, и нутром не взято, ввиду неимения нужного понимания в нутре, получается, как у Осиповой, то, что Кармен особого отношения не имеет. Но, правда, весело.

Сегодня было хорошее противоядие от Осиповой, хотя Терешкина, честно говоря, не потрясла. Но понравилась. Тем более что история вышла логичная, внутренне непротиворечивая, глубокая и довольно неожиданная, особенно если немножко почетче сделать середину. Начало прекрасно: когда Кармен Терешкиной еще совсем девчонка, в которой силы безмерно (и немало здорового хулиганства), и она просто не может не пробовать силушку на всех окружающих.

Тут ей и подвернулся Хосе-Корсунцев, бычок, старающийся быть в ногу с системой. У системы, конечно, не было шансов.

А потом пришел Смекалов, совершенно взрослый, прекрасный и харизматичный даже с короткой стрижкой. И Кармен открыла для себя, что игра полов и даже игра со своей силой в мире не главное - есть еще игра с роком на грани смерти. Первый раз я видела, что Кармен уходит к тореро не потому, что он краше и круче Хосе, а потому, что понимает, как тяжело жить на грани и бороться с Роком ежедневно и безжалостно публично. И чтобы стать соратником, а не просто любовницей. Те чувства, совершенно искренние причем, которые между Кармен и Хосе, - это все-таки в чем-то детские отношения. Быть с тореадором - значит выйти на иной уровень самореализации, взрослости и сражения с судьбой. Причем сначала, заметьте, Кармен отвергает тореро и остается верна Хосе. Но тут явилась Петушкова-Рок, которая, кстати, тоже была превосходна, и девочка впервые поняла, что такое играть с судьбой и чего стоит ее обыгрывать. И после этого она выбрала человека, который так живет каждый день. Обыгрывая рок день за днем, раз за разом.

Впрочем, на самом деле выиграл, конечно, Рок. Потому что Кармен забыла о чувствах Хосе (и, кстати, перед смертью не только его простила, но еще и извинилась за то, в чем виновата). А Хосе ее убил вместо того, чтобы попытаться понять и принять. И даже Смекалов, который в очередной раз сразил рок и поверг его на песок арены под восторг толпы, проиграл. Ибо толку-то от победы, если он - снова один...

Кстати, Терешкина в отличие от, допустим, Лопаткиной или Кондауровой, выглядит в этой роли некрасивой. Но силы и жизни в ней столько, что это совершенно неважно. Да, она не красива. Но она невозможно прекрасна.

На поклонах Смекалов отдал ей свой букет сразу, а Корсунцев чуть позже, подведя к рампе. Оба ей аплодировали. Вика светилась от счастья и любила обоих. Я любила всех, включая Петушкову и Бобовникова-Коррехидора. Ударные в оркестре любить не могу, но на радостях прощаю.

Впрочем, основная радость была впереди. Потому что Сергеев Юношей совершенно потряс. Я определенно буду ходить прицельно на него. Человек все прибавляет и прибавляет, и не только актерски, а и танцевально. Если Терешкиной еще есть над чем работать, то Сергеев как взял за душу, так уже и не отпустил. Он был Юноша, который любил Смерть и знал, что она Смерть. Но все равно любил, так уж вышло, что делать. И в общем ему от нее надо было только, чтобы и она хоть немножечко его полюбила.

Но поскольку она Смерть, она любить не умеет. Ттак что остается только в петлю. Потом, когда он уже мертвый, никакой и марионетка, она все-таки вернулась и проводила его в лунный свет. С подачи Сергеева можно было сыграть это колоссально сильно. Но Гумерова то ли не поняла, то ли не смогла, и вообще как-то потерялась.

В общем, не повезло Юноше-Сергееву со смертью. Но сам каков. Ни одного жеста не потеряно, ни одной ноты. Все осознано, наполнено, натянуто до предела.

Я определенно влюблена.
Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments