Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

"Жизель", Мариинка, сегодня

Исполнители резко делились на две группы: молодежь и ветеранов. В крестьянском падеде впервые вживе увидела Латыпова. Прыжок есть, музыкальные акценты слышит. Остальное, даст Бог, наработает. Старался как мог и немножко сверху. Что хорошо. Никитина в том же падеде произвела обычное впечатление: а) зачем это выпустили, б) а нельзя, чтобы кто-то из вагановских поработал над ее руками, можно с линейкой, можно с железной, но чтобы руку она поднимала как балетная, а не как "зиг хайль" в исполнении активистки гитлерюгенда?

Из пары второстепенных виллис понравилась первая, видимо, Монна, наверное, Диана Смирнова, если верить программке. Зюльма, правда, не так плоха, как Никитина, что уже обнадеживает. Но если это Черешкевич, что-то долго она на созерцательной стадии совершенствования зависла.

Степанова после Васнецовой греет душу. Вообще мне нравится, когда человек понимает, какое движение для чего когда почему он делает. Па-де-бурре у нее чрезвычайной красы, еще бы прыжок малость подтянуть, и сил немножко не хватает до конца. Замечание по образу единственное: Мирта была чрезвычайно живая особа, все-таки потусторонности добавить очень бы надо. А то так недолго дойти до образа энергичной учительницы бальных танцев, которая вывела свой жестко дисциплинированный до утраты индивидуальности класс ночью на пленэр в отдаленную деревню заняться физподготовкой вдали от назойливых мужских глаз (но сволочи мужики и тут не оставили в покое, так что дело логично дошло до криминала).

Это про молодежь. Что до ветеранов, то они даже прекраснее, чем я ждала. Вообще до сего дня у меня не хватало воображения представить, что начало первого акта "Жизели" можно разыграть на троих как лирическую комедию. А оно не просто можно, а еще и вышло свежо, незаигранно и в тему. Лопаткина была прелестная долговязая отличница местной немецкой школы, интеллектуальная, начитанная, правильная, мечтательная и, разумеется, ничегошеньки не понимающая в реальной жизни. А потому не распознавшая аристократа в Иванченко (все остальные-то, включая, разумеется, Кузнецова, явно имели подозрения на этот счет). И правильно. Иванченко даже не маскировался ввиду отсутствия такого отдела в головном мозге. Но, правда, он был не плох, а так, не приучен пользоваться головным концом, да еще совершенно искренне считал, что сеять свой генофонд в окрестных деревнях - это хорошо. Что до Кузнецова, то венцом комедии было, когда он обнаружил, что девушка его цветочки, воткнутые в кринку, даже не заметила, а потому скорбно сел на завалинку, рассеянно понюхал букет и меланхолически подпер рукою голову, глядючи в пространство. Натуральная лирическая комедия, правда, ее участники этого, как правило, не понимают и вообще очень серьезно настроены.

На редкость приятно было обнаружить у ветеранов высокую степень изящной иронии по отношению понятно к каким высоким образам. Тем более что трагедия, которой закончилось первое действие, после лирической комедии оказалась особенно трагической. Кузнецов долго не понимал, к чему идет, и уверял маму Жизели, что сейчас обойдется и встанет на свои места. Иванченко просто стоял на одном месте с видом бесконечно виноватым, понурив голову и не смея поднять глаза (на фоне подозрительно аналогичной реакции типоштирлица в тех случаях, когда его крупно раскроют, я задумалась, то ли это реакция хохлов, то ли Иванченко по соционике штирлиц). Такие граждане обычно слишком поздно понимают, что на самом деле хотели вовсе не сеять генофонд, а быть рядом с сильной умной женщиной, так пока думали, стало уже не с кем быть рядом. А Лопаткина нигде ни разу не погрязла в саможалениях. Очень сильный был момент, когда она понимает, что умирает, и, тряхнув головой, отметя лишнее и собрав все действительно последние силы, бросается искать тех, с кем надо успеть попрощаться: мать и любимого. Лично меня давно так хорошо не прошибало в сцене смерти, как сегодня.

Второй акт был лучше первого, и больше ничего я, наверное, говорить и не буду. Скажу лучше про Баженову-Батильду. Гениальный человек эта Баженова, наряду с Лопаткиной и Кузнецовым. Опять же всяких видела я Батильд, но Баженова делает ее настоящей, а не выродившейся аристократкой, человеком искренне доброжелательным, любящим людей и умеющим быть красиво и с достоинством любезным.

В общем, очень.
Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments