Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Петергофская телеграфная станция (10)

Обратимся к быту. Петергофский дворцовый телеграф предлагает аттракцион неслыханной щедрости - визит на кухню, и не простую, а исключительно мужскую и, я бы даже сказала, армейскую. Потому что переход на штатское положение и отпрашивание на 20 минут сбегать обвенчаться были потом, а начиналось все очень даже по-военному. Вот так.



Распорядок службы сигналистов, разумеется, был установлен инструкцией.



Посему на вопрос, кто готовил на кухне еду, мы можем уверенно ответить: те солдатские дети, рекруты и незаконнорожденные из воспитательных домов, которые в данный момент не находились на суточном дежурстве, но согласно инструкции находились на станции безотлучно, где и довольствовались пищею.

Итак, в рамках упомянутого аттракциона мы посещаем исключительно мужскую и весьма военную кухню, она же столовая, для служащих из лиц происхождения самого подлого, практически казарменную, так сказать, в рамках закрытого п/я. Ну разве что не современную, а во времена проклятого царского режима вообще и Николая Палкина в частности.



Как войдешь, сразу слева историческая сохранившаяся печка, с плитой, облицованная точно таким же кафелем, какой был раньше (видите слева одну ободранную плиточку? эту не заменили для наглядности).



Место для хранения посуды (чугунной, медной, керамической, деревянной) и продуктов, которым следовало оставаться сухими. Ну и ароматизация помещения заодно.



Утюги разного размера (гладить казенные воротнички и казенные штаны одним утюгом - это совершенно не комильфо) грели на плите.



Здесь же жарили оладьи и желуди для кофе.



В левом дальнем углу - поварская униформа и все для воды: бочка общая, в которой воду привозили, бочка рабочая и самовар (ну а как же без него в нашем климате).



Рабочий стол повара.



Рядом на подоконнике в относительной прохладе дожидаются необходимые для готовки овощи и даже фрукты.



А еще правее - комнатный холодильник, чтобы повару не бегать за всем на свете через двор в ледник. Холодильник самый настоящий, засыпьте сверху в специальную камеру наколотый лед, взятый с дворового ледника (о коем позже), - и сейчас будет работать без всякого электричества.



Над холодильником самое главное, что должно быть на военной кухне, - Инструкция По Приготовлению Пищи. И вообще должна сказать, что ее чаще соблюдали, чем нет. Хотя бы потому, что Николай любил куда-нибудь нежданно нагрянуть (правда, чаще в школы и детдома, чем в военные части, но случалось и такое), пройти на кухню и отпробовать то, что варилось в котле. А потом не без удовольствия принять соответствующие меры. А мобильников тогда не было, и предупредить, куда едет ревизор, удавалось, как понимаете, далеко не всегда.

Инструкция прекрасна тем, что содержит норму расхода продуктов для обычного меню и для постного. Мы все-таки в проклятой царской России.



В правой части помещения ели. Сначала, впрочем, как положено по инструкции и здравому смыслу, мыли руки.



Далее следует на секунду остановиться и вспомнить, что количество выдаваемых на душу сигналиста вещей тоже определялось инструкцией.



Как, впрочем, и вещей, выдаваемых на тело станции.



Вот на хозяйственном поставце за рукомойником мы и начинаем наблюдать суровый быт простых закрытых п/я николаевской эпохи.



Рядом с пробочником и соусником - чудесная вещь, именуемая мухоловкой. Опять же, как холодильник, совершенно спокойно может работать и сейчас. Откройте пробку, налейте на дно несколько сладкого сиропу, и вперед.



Собственно трапезное место.



Подробности накрытого стола.



Ближе к окну - чайный стол.



Если ты не на суточном дежурстве, можно и газеты почитать.



И, наконец, пощелкать орехи, глядя на пейзаж за окном сквозь скромный букет в глиняном кувшине.

Tags: Петергоф, Петергофский дворцовый телеграф
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments