Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

"Легенда", Мариинский, 7 ноября

Первый акт был, как один народный герой, как никогда близок к провалу. Я, правда, впервые всерьез задумалась и осознала, как важно в спектакле Григоровича, чтобы были на уровне не только Главные, но еще и солисты, а также - и обязательно! - кордебалет. Главные были от ничего до очень даже, но вторые роли и корда в тесном сотрудничестве с оркестром уверенно низвели первый акт к, скажем мягко, плохо отрепетированному и мало профессиональному зрелищу. Оркестр, конечно, вне конкуренции. Всяко бывало, но чтобы духовые вообще не помнили, что у них там в нотах, и импровизировали по памяти что придет в голову, покамест не припомню.

На сцене шествия, совершенно гениальной и одной из лучших у Григоровича, стало ясно, что кордебалет, в отличие от оркестра, может, и учил, кто куда и какой ногой, но полтора раза и в основном дома поодиночке. Вашужмать, думала я с особым ожесточением, ибо надеялась отдохнуть на любимой сцене от того, что нам предъявили в качестве царского золота. Драгоценные девицы тоже были не сильно синхронны, но когда вышла дебютантка и, я так понимаю, новая восходящая звезда, тут и правда зазвездело. Ибо дебютантке, кажется, никто не объяснил, что действие происходит не в цыганском таборе и даже не в борделе, пусть костюмы и звякают побрякушками без остановки. Я не поняла, правда, воображала младая золотинка себя хозяйкою борделя (пара движений в сторону Баймурадова как бы напоминала жесты мадам, предлагающей клиенту свежий разнообразный товар) или просто первой меж равных (уж очень несолидны были малоритмичные дергания мадам сижу). К тому же образ был зачем-то обогащен чисто козьим интенсивным трясом головы. Любопытный штрих, но что он символизировал, я так и не поняла. Баймурадов тоже не сильно утешил. Пластика у него, разумеется, в отличие от дебютантки, умная, но зачем он так суетился, пытаясь руководить? Ладно бы Ширинкиной, но ведь и Терешкиной, что уж совсем безнадега. Елки, дервиш, может, и не рука Аллаха, но уж точно палец Его. Там кроме пластики должно быть внутреннее ощущение, что он выше всей этой аристократии на пару порядков уровней. Ладно хоть четверка друзей Ферхада утешила. Что до солистов, то Терешкиной первый акт и раньше был не слишком интересен, и сейчас то же самое. Она, на мой взгляд, начинает с монолога акта второго. И это, конечно, надо бы дорабатывать.

Но ко второму акту положение резко улучшилось, причем буквально по всем позициям. Включая даже оркестр и даже в некоторой степени духовые. Уж не знаю, то ли в антракте за кулисами установили плаху и срубили пару голов, или кто-то словом убедил, но с поднятием занавеса это была уже не самодеятельность, а вполне себе балет Мариинки. А когда Григорий Попов, он же шут, отжег оранжевым напалмом, и Степанова с Петушковой пошли танцовщицами, все стало и вовсе отлично. Я в который раз убедилась, что танцы придворных есть шутовской отыгрыш ситуации "Ферхад между двумя высокородными сестричками". Особенно хороша была сияющая, насмешливая и жестокая улыбочка Степановой вкупе с тонким восточным изяществом движений. При правильном исполнении вся эта сцена должна быть китайской пыткой для Мехменэ - и оно так и было. Вообще с этого момента Терешкина царила, жгла и горела заживо. Хотя жалко мне былого жеста непосильного напряжения, с которым она разводила два года назад Ширин и Ферхада после погони, с волной безмерной любви к каждому после, но мастер уровня Терешкиной, в конце концов, имеет право на смену трактовки.

Шкляров снова был прямо молодец. Как удивил весной Ромео, так заново - и даже сильнее, пожалуй, - Ферхадом. Человек растет прямо на глазах, не могу не восхищаться. И должна сказать, что и его Ширинкина сильно рванула вперед. Особенно чудесны перемены в ногах, на которых она теперь не просто стоит, но с ними прямо-таки дружит. Такое впечатление, что лето прошло на стажировке у Винер в Новогорске, где Ширинкину неслабо гоняли по ОФП. Теперь кто бы ей еще руки сделал до уровня Острейковской, которая была прекрасна во главе тройки подружек Ширин и с невероятным изяществом составляла пальчики по-газельи. И будет совсем славно. Тем более что дуэт у Шклярова и Ширинкиной вышел отличный, синхронный, взаимопонимательный и донельзя трогательный. А огрехи по мелочам поддаются доработке. Главное, что сделано главное. Еще и привходящие обстоятельства сыграли очень на пользу спектаклю, ибо эти Ширин и Ферхад как друг друга увидели, так были исключительно и всегда парой, даже поодиночке. А Терешкина-Мехменэ была трагически одна против них двоих. Тем более что Смекалов визирем как-то не произвел, особенно в поддержках.

Так что баланс все-таки в пользу Мариинки, что радует. Вообще я вчера подумала, глядя, между прочим, на правильные и красивые, а не просто высокие, прыжки Шклярова, что лучшие балеты Григоровича правильно танцевать способна сейчас только питерская школа. Потому что там надо давать не заземленно-приземленно-зажигательно-конкретный образ, а скорее символ, очищенный от бытового. Что отлично умела, кстати, великая старая московская команда во главе с Васильевым, Лиепой и Тимофеевой. Вот я до сих пор помню, как Тимофеева делала танец в лагере гладиаторов. Никакой помеси стриптиза с жестоким динамо на почве самолюбования. Ее Эгина была куда больше, чем хитрой политичной шлюхой. Там был едва ли не тантрический ритуал обращения к богам через секс. Она была куда больше жрицей, чем блядью, это было здорово и страшно интересно, и это, конечно, был великий "Спартак". Мариинка в принципе способна сотворить великую "Легенду". Что в спектакле 7 ноября, правда, не вышло. Но ведь может когда-нибудь выйти. Во всяком случае, пока какая-то надежда есть.
Tags: Легенда о любви, балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments