Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Народы России в фарфоре, Этнографический музей (2). Самоедка. Из собрания РЭМ

1. Самоедка и ягушка.

Позаботившись о том, чтобы любимому спать в снегу было тепло, мягко и уютно, ненки и о себе никоим образом не забывали. Мужской совик - шедевр строгого стиля. Самые что ни на есть парадные совики - это совики подчеркнуто однотонные. А лучше белые. И вообще из оленьих шкур. Парадная женская шуба, она же ягушка, оформляется принципиально иначе.

Как всякая нормальная шуба, ягушка распашная. Полы соединяются с помощью замшевых завязок (таковых обычно по 7 с каждой стороны, и завязываются они изнутри). Сшита ягушка мехом и внутрь, и наружу. Проще говоря, у нее есть наружная вернисажная часть и внутренний подклад, еще проще - шуба надевается на дубленку. Подклад пришивается к ягушке редко, обычно просто надевается под нее. Там есть свои тонкости утепления - так, спина кроится из цельной шкуры, вдоль бортов пришиты полоски меха из-под шеи оленя с особо длинным ворсом, не пропускающим в разрез холодный воздух.

Но оленьи шкуры годятся лишь для мужчин подклада, ну или повседневной женской ягушки, а в парадной они только один из многих материалов. Паница ненецких женщин - это прямо-таки меховой вернисаж, а не шуба. Шьется она из бобрового, беличьего, лисьего (в нижней части для контраста оленьего и собачьего) меха. Ворот, полы и подол обшиваются мехом песца. В швы вставляются лоскутки разноцветного сукна, причем считается красивым, когда они свободно висят. На плечах швов нет, рукава с широкой проймой, так что на морозе даже в режиме "раззудись плечо размахнись рука" ничего нигде не разойдется и враг, он же снег и ветер, не пройдет. Следует добавить, что рукавицы из камуса, как в мужской малице, пришиты к рукавам (отверстие для вынимания кистей, буде понадобится, тоже на запястье).

Но меховым вернисажем дизайн ягушки, конечно, не ограничивается. Ниже талии шуба представляет собою, собственно, разноцветные горизонтальные полосы - чередуется разнообразный мех и прошивки из вертикальных разноцветных полосок сукна. Выше талии еще интереснее. На мой взгляд, это самая красивая часть шубы: меховая мозаика. Делают ее из контрастных по цвету кусков меха, шьют так, что получается единая поверхность с орнаментом. Каждый узор имеет название: «Красивые рога», «Оленьи рога», «Заячьи уши», «Локоть лисицы», «Головки», «Чумы» и т.п., причем в пределах одной шубы может быть вернисаж не только меха, но и узоров - на полочках один, на обшлагах другой, на подоле третий. Настоящая женщина, она и в тундре настоящая женщина.

2. Самоедка и фарфор.







3. Самоедка и ошибка Каменского.

Чего в костюме фарфоровой самоедки нет, так это пояса. Что есть этнографически и с точки зрения ненцев большое безобразие. Пояс в одежде любого ненца, причем не только взрослого, но и ребенка, чрезвычайно важен по многим причинам. Во-первых, в одежде, лишенной карманов, это в общем портативный чемоданчик с инструментами (данный момент, правда, важнее для мужчин). Во-вторых, он удерживает тепло (а вот это уже важнее для женщин с их распашной ягушкой). В-третьих, ненец с детства знает, что пояс - его лучший друг, потому что поддерживает осанку и оберегает спину, и вообще позвоночник такая же важная штука, как и голова. У женщины на поясе спереди большая пряжка диаметром до 20 см, чтобы поддерживать живот и разгружать поясницу угадайте в какой период женской жизни. Вообще согласно представлениям ненцев неподпоясанным может ходить только лентяй, неряха и бездельник.

Организующая магия пояса заслуживает у ненцев особого уважения: нельзя пояс бросать куда попало, нельзя топтать, нельзя через него перешагивать.

Так вот, этого незаменимого элемента ненецкой одежды на ягушке фарфоровой самоедки нет, и это плохо весьма. Что нет у самоеда, оно нормально - пояс ненцы носят под совиком на малице. А вот на ягушке пояс просто обязан быть. Во всей красе: большая медная пряжка с несколькими перекладинами, ремешок, сплетенный из разноцветных ниток. Причем на костюме, с которого Каменский со консультанты делал фигурку, пояс, разумеется, имеется.



Почему Каменский не стал лепить пояс, сказать сложно. Может быть, не хотелось париться с дополнительными техническими сложностями. Но если посмотреть, как проработаны в фарфоровых народах России детальки, причем посложнее ненецкого пояса, когда Каменскому этого хотелось, как-то больше склоняешься к мысли, что фактическая ошибка возникла из прихотей художественных. Ну вот нравилось Каменскому, когда силуэт ягушки ничем не деформирован и мех не пережат. Ну что делать. Красу свободно висящих полосок сукна, наверняка красиво полощущихся на тундровом ветру, он тоже как-то не понял. Что с них взять, с художников.

P.S. Да, не следует думать, что с костюмов из собрания Этнографического музея только фарфоровые фигурки лепили. Вот http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/d/d9/Мезенские_самоеды.jpg?uselang=ru вполне наглядная картинка для ознакомления неознакомленных в дореволюционное время.
Tags: Этнографический музей, фарфор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments