Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Плющенко

Что тут следует сказать, если строго цензурно (а я торжественно обещаю именно так, можно не убирать ваших детей от наших голубых экранов, опять же пару матов я уже вчера сложила, ну и хватит). В сухом остатке внешняя часть скандала сводится к тому, что один человек пожадничал, не сумел остановиться и не отошел вовремя в сторону, а потому все вышло некрасиво. Но. У меня вопрос. А что, за столько лет для кого-то в руководстве может стать новостью то, что конкретно этот человек не умеет останавливаться? Он полжизни на наших глазах, уж не говоря о глазах руководства, и все эти полжизни перед нами пример за примером того, что человек в принципе не умеет останавливаться. Ни в хорошем, ни в плохом, ни в большом, ни в малом. Ну нет у Плющенко такой функции в организме - уметь останавливаться. Между прочим, именно это качество сделало его тем, кто он есть в спорте. И вчерашняя история тоже оттуда, чего уж. Как говаривал О.Бальзак, наши недостатки есть продолжение наших достоинств. И был совершенно прав. Это не плохое качество и не хорошее, что человек в принципе не способен вовремя остановиться. Оно просто есть. Оно просто суть. Здесь следует поставить второе но и перейти к второй, куда более печальной, стороне проблемы.

Потому что людьми надо уметь руководить, даже вот такими, которых только бензопила остановит. И после пятнадцати лет общения руководители вообще-то могли бы понимать, с кем имеют дело. Здоровый цинизм хорошего и умного руководителя состоит в том, чтобы знать сильные и слабые стороны тех, кем руководишь. И уметь использовать (да, будем называть вещи своими именами) этих самых руководимых максимально умно и полно. Причем, как говорил богомоловский Таманцев, не для себя, а для пользы дела. Грубо говоря, если в командных соревнованиях надо было давить на нервы всем, кто осмелился выйти и соревноваться с нашими, здесь никого не придумаешь лучше Плющенко (все помнят, что мы называем вещи своими именами?). С чем он и справился, причем просто блистательно. После чего человека с четырьмя шурупами в позвонке и постоянным риском защемления какого-нибудь спинномозгового корешка следует с соревнований снимать и ставить на личные того, кто пока без шурупов.

Тут следует третье и самое печальное но. Ибо тот, кто так сделает, стопроцентно наживет себе врага в лице человека, который не умеет останавливаться, и тех, кто с ним. А тот, кто придет на смену, все равно будет недоволен. И руководитель, осмелившийся поступить подобным образом, то есть не принять одну из сторон, а использовать обе стороны, окажется со всеми сторонами в ссоре.

А у нас не принято ссориться с людьми ради дела. У нас принято с одними людьми ссориться в интересах другой группировки людей. Посему здорового цинизма руководителей в интересах дела, а не себя любимых, ждать нечего. Вот мы и имеем то, что имеем. Плющенко, конечно, выглядит в истории некрасиво, и, конечно, не без собственной заслуги. Однако остановить его - это была не функция самого Плющенко, а функция федерации, которая от выполнения данной функции отчетливо абстрагировалась. Это означает, что тамошние руководители либо не хотят руководить, либо не умеют этого делать. Это хуже, чем ошибка, и это даже хуже, чем безнравственность. Это вопиющий непрофессионализм.

Дикси.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments