Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Глава пятая. Джон.

2. "Человек далеко не всегда думает то, что, как он думает, он думает" (я, в пылу Психологического Разбора).

Тем, кто свято верит каждому слову персонажей Мартина, особенно о себе любимых ("Серсея говорит, что она великая! Значит, она считает себя великой!"), следовало бы внимательно прочесть первую главу Джона. Впрочем, что это я. Тут поди докажи большинству типомастеров типоанализа, что персонажи Мартина, точно как обычные люди, регулярно врут другим. Кто более, кто менее, кто совершенно не убедительно. Чему предыдущая глава Неда уж такой яркий пример, что ярче просто некуда ("Я, Роберт, так люблю Лианну! Так люблю!! Так скорблю!!! Кстати, бабы у нас на юге такие аппетитные, особенно когда голые в речке, ты себе не представляешь!!!!"). Боюсь даже думать, сколько поднимется шума, если попробовать великим типоумам объяснить, что персонажи Мартина, опять-таки как обычные люди в обычной жизни, и себе врут с не меньшей регулярностью.

Но что же делать, если сразу за вывеской: "Осторожно! Собеседник нагло врет!" у Мартина прямо в следующей главе мастер-класс на тему: "Как врать себе и чем это может закончиться: Джон Сноу (пример для второй четверти первого класса)".

Внимание, инструкция.

1) Порадоваться тому, что родился бастардом.

2) И выпить.

3) И возрадоваться тому, что сидишь в конце стола, а потому можно пить, и никакой лорд Старк не поднимет брови. А вот не был бы бастардом, не сидел бы в конце стола, и пить по-мужски было бы нельзя, елы-палы! Никто не помешает нам, радостным настоящим мужчинам, которым безмерно свезло родиться бастардами, выпить столько, сколько требует наша жажда! И пусть всякие юнцы завидуют, есть чему!

4) Вытереть глаза, которые ужасно щиплет исключительно от дыма. Начать с пункта 1. Далее перемежать чистую бурную радость и свободную вкусную выпивку до момента падения мордой в салат или ею же в объедки пацтолом.

Ну или до явления Бена Старка, который, как свойственно гекселям, быстренько углядел, что у племянника на дымном месте глаза щиплет, и пришел малость поговорить. За жизнь, волков, секс и его последствия в виде незаконных детей.

И почему бы это посреди мужского разговора при слове "бастарды" (заметим, что это не Джон так назван, чтовычтовы, гексели так грубо не работают, просто везучему, крутому, умеющему пить и вообще настоящему взрослому мужчине по-мужски же указали на некоторые преимущества привольной и прекрасной мужской жизни) Джон начинает вопить как резаный и в слезах вылетает из зала в тихую темную ночь, по пути слегка уменьшив винные запасы Винтерфелла?

Право, даже и не знаю. Предлагаю найти ответ на сей вопрос каждому в меру испорченности его типомыслительного. А пока скромно замечу, что мораль сей басни, по мне, трехчастна. Первое. Самообман - вещь очень хрупкая, а самообманывающийся более чем уязвим. Опасное и чреватое это дело, себя обманывать. Ой, как больно будет. Второе. Взрослые, особенно гексели, на самом деле куда меньшие идиоты, чем кажутся. Если они удостоили вас своим вниманием, в подавляющем большинстве случаев это делается вовсе не для того, чтобы гнусно поиздеваться. Даже если не хочется, в целях выживания лучше включайте мыслительный, читайте послание и принимайте к исполнению. А то придется в виде пьяном рыдающем вылетать в ночь и подпадать под жалость напов, и это еще самый благоприятный вариант. И наконец, третье. Кто там утверждал, что Серсея считает себя великой, непобедимой, блестящим политиком и вапще, на том шатком основании, что она себя таковой регулярно объявляет в своих главах? Ну-ну. Человек, он далеко не всегда думает то, что, как он думает, он думает. В том числе о себе.

(продолжение следует)
Tags: Мартин, заметки к Мартину
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments