Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Уличная, Дон-Кихот

"Дон Кихот", которого мы знаем, - это, строго говоря, не Петипа, а Горский по Петипа. Горского там много, и вроде как общепринято, что к лучшему. Никто, во всяком случае, на моей памяти, не предлагает вернуться к прежней редакции, сделать супермачо-корридоработников переодетыми бабами, а Уличную танцовщицу убрать. И хорошо.

Вариация Уличной, она же танец среди кинжалов, хотя и появилась волею Горского лишь в московской постановке, а уже оттуда со всей постановкой перекочевала в Петербург, на самом деле то ли целиком взята у Петипа, то ли по крайней мере создана под сильным его влиянием. Красовская пишет следующее: "Такой пляски не было в "Дон Кихоте" Петипа. Все же ее нельзя назвать вполне оригинальной. Она являла пример зависимости Горского от хранившихся впечатлений. В 1881 году Петипа поставил балет Минкуса "Зорайя, или Мавританка в Испании". В третьей картине, среди народного испанского дивертисмента на площади перед дворцом калифа, шел танец ронденья. Анонимный рецензент премьеры писал, что ронденья - это танец, в котором соединен "классический" стиль с "характерным", и описывал "воздушную нашу солистку" - М.Н. Горшенкову: она "проходит на пуантах между целым рядом воткнутых в пол кинжалов... Эффектно, оригинально и вместе с тем художественно". В 1889 году, когда Горский кончал школу, "Зорайя" была возобновлена. Рисунок ронденьи и отдельные его штрихи, череду воздушных прыжков классического танца в характерном орнаменте "испанских" движений рук и позировок тела Горский и воспроизвел в пляске уличной танцовщицы среди кинжалов".

Кинжалы, впрочем, как и все в балете, претерпели эволюцию.



То есть начиналось-то все как положено, матадоры втыкали кинжалы в пол (не абы как, а в строгом порядке, отмеченном специальными метками на оном полу!), и Уличная танцовщица рисково танцевала меж ножей.


Ольга Моисеева (?), 1972.




Алтынай Асылмуратова, 1988. Кинжалы крупным планом, все желающие могут убедиться, что воткнуты они в деревянный пол острым кончиком.




Ульяна Лопаткина, 1994. Кинжалов из-за некачества видео почти не видно, но что ж делать, зато исполнительница в весьма необычном амплуа.




Бывали и накладки. Понятно, что танцовщицам случалось задеть и сбить кинжал, но могли и матадоры навалять. Так что неизвестная мне исполнительница еще удачно выкрутилась.


? 1997.




Но тут на мариинской сцене настала эпоха линолеума, которому втыкание ножей было, как все понимают, противопоказано. И матадоры перешли с ножей на кубки (и доказали, что с кубками тоже можно навалять неслабо, потому что метки на линолеуме видно плохо).


Александра Иосифиди. Как и Лопаткина, девушка не маленькая. Где-то с этого времени руководство Мариинки рассмотрело, что высокие и длинноногие смотрятся в этой партии выигрышно, а кроме того, там поддержек почти и нет, так что мужчины спину не сорвут.




Екатерина Кондаурова, 2006, официальная запись. (Редкий случай, когда Уличной Эспада даже не на один зуб, а на один взмах веера. Что вообще-то не есть порядок.) Форс и блеск падебурре феерические.




Екатерина Кондаурова, неофициальная запись. Зато с Эспадой-Баймурадовым, что вполне искупает. А еще хорошо видно, как размечен линолеум, для облегчения тяжелого труда матадоров.




Но танцевать среди ножей и среди кубков - это все-таки разные вещи, сами понимаете. Поэтому в Мариинке вернулись к ножам. Только в перевернутом виде. Теперь мариинские танцовщицы круты почти как челябинские мужики, ибо танцуют среди клинков, торчащих остриями вверх! (А мариинские матадоры стараются им не уступать, регулярно хватая свои ножи ладонью прямо за режущую часть. Если начальство не поймает, конечно.)


Юлия Степанова, 2010. С ней лучший мариинский Эспада Александр Сергеев (я пересматривала ролик трижды, но потом все-таки решила оставить только Уличную, а лучшего Эспаду показать как-нибудь отдельно, он того более чем стоит).




Анастасия Петушкова, 2014. Один матадор был явно из слабовидящих, но Петушкову такие мелочи сбить не способны.




Понятно, что в других театрах, не Мариинском, эволюцией кинжалов дело не ограничилось. Григорович, правда, надо отдать ему должное, не очень это изуродовал, так, малость самовыразился.


Анна Леонова, 2013.




Нуриев наизменял куда поболе, причем в сторону размашистости. Фуэте между кинжалами - оно бы ладно, но зачем было резать финальное падебурре, если понимаешь, в чем тут смак? Но, видимо, так было надо в этом заграничном Париже. Жилло между тем, как обычно, прекрасна, опять же ножи куда достовернее мариинских... ладно, в общем.


Мари-Аньес Жилло, 2002.




Laura Hecquet, 2012. Нда. Все-таки Уличная - она танцовщица, а не, кгхм, ну, вы поняли.




В Ковент-Гарден с ножами вообще замечательно, хотя до Акосты вариация была, похоже, в редакции Нуриева.


Marianela Nunez, младая и 19-летняя.




Ну а потом пришел Акоста и решил, что вот так тоже будет ничего, а с пивными кружками вообще парадиз. Недаром ютуб встраивать не дает, ох, недаром.


Laura Morera.




Акоста, впрочем, не один такой, Алонсо на Кубе тоже вариацию вниманием не обошла. Революционное решение насчет защиты целости линолеума в финале особенно милое.




Но можно, чесговоря, и нормально редактировать. Как Ратманский в HET. И вкус проявил. И немножко потрюкачить дал. И линолеум цел остался. Все-таки талант, как кашель, не спрячешь.

Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments