Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Легенда, Мариинка, вчера.

Спектакль - это такая странная сумма, которая вовсе не равна тому, что получается при сложении участников. Даже суммы векторов не выйдет. Тут какая-то задача на движение трех и более тел, причем тела неслабо влияют друг на друга. Я вот могу сказать, что Лопаткиной оказалось дивно на пользу наличие в спектакле очень сильной Ширин - Новиковой, а не какой-нибудь там Сомовой. И это чистая правда, причем даже не в одном аспекте, а сразу в двух. Конечно, желание убить соперницу произвести более сильное впечатление, чем другая балерина, имеет место быть и совершенно нормально. Но чтобы произвести более сильное впечатление, чем Сомова, Лопаткиной не надо сильно напрягаться. В общем, ей достаточно выйти и немножко постоять, а потом торжественно удалиться. С Новиковой, однако, такое уже не пройдет, придется напрячься. Далее, "Легенда" построена так, что если Ширин - Сомова *ну или что-то подобное*, то Мехменэ полная дура, к тому же сентиментальная по самое не могу. А вот пожертвовать собою ради такой исключительной Ширин, как Новикова, такого воплощения света с первой до последней секунды, - это уже как у того попугая - черт с ней, с головой, я должен это видеть совсем другой разговор.

Насчет Иванченко примерно та же самая история. Только учтите, что лучшего Григоровича надо не просто танцевать, а еще четко понимать значение каждого движения, причем не только в смысле "да - нет - не хотите ли пройтись? - а почем у вас эта невольница?". Шкляров произвел на меня Ферхадом очень глубокое впечатление именно потому, что в адские григоровичские прыжковые серии шел как в бой. Не забывая при этом о том, что есть упоение в бою и бездны мрачной на краю. И, более того, именно на краю упоение в некотором роде особенно сильно. Иванченко таких вещей то ли не понимает, то ли по физике своей не способен выразить телом. Роль у него обычно построена на скульптурной красоте чеканных поз и олимпийском спокойствии в сочетании с хорошим, надежным, иногда даже нежным партнерством. Но с Новиковой и Лопаткиной-на-потоке надо стараться. Более того, с ними стыдно не стараться. И человек вчера так старался и рвал аорту, что у него, право же, действительно что-то получалось. И местами даже вполне убедительно. Что он младой художник, конечно, верится плохо, с подобной устойчивой душевной организацией особо не похудожествуешь. Но, возможно, данный Ферхад был прекрасный младой маляр, или красавец-руководитель бригады каменщиков, или дивный собою контролер качества постройки арок. Не в должности суть, дамы все равно бы влюбились. Важно то, что он нигде ни разу не был шкафом. И это прекрасно.

Что говорить о блистательном Кузнецове, визирь и мужчина которого, право же, такой визирь и такой мужчина. С Лопаткиной они вдвоем как швейцарские часы, без швов и напрягов. Хотя бы момент, когда Мехменэ спускается из ниши не по лестнице, а наступив на услужливо подставленное колено Визиря. Абсолютная естественность и совершенная невзначайность движения. Баймурадов Незнакомцем не менее блистателен, и образ у него отработан не хуже, чем у Кузнецова. В прошлый раз у него что-то не срослось, а вот вчера действительно была не то десница Бога, не то палец Аллаха, и да проведется в жизнь воля Его. Что не значит, что десница-палец не страдает. Еще как тяжко. Все, все были хороши, и Попов шутом взмывал так, что зал захлопал, не сумев дождаться конца первого прыжкового прохода, и Степанова с Петушковой танцовщицами, и чудо чудное - руки Острейковской, центральной в тройке подруг Ширин. А друзья Ферхада, отличная четверка? А кордебалет, который отжег шествие белым напалмом? Всех вчера слегка несло каким-то ветром, и Лопаткина была на гребне этой волны нездешнего ветра и мучительного счастья. В мою оптику было отлично видно, что на каждый прыжок (а прыжки далеко не сильная ее сторона) она шла не просто как на бой, а как в последний бой. Ни единого провала в роли, все исключительно по нарастающей. И то, что она творила в последнем дуэте с Ферхадом-царем, это выражение экстатического счастья, одновременно с тем, как все горше и горше заламывали руки красные двойники на заднем плане... Что-то было в этом от самой сути балета, искусства физически крайне мучительного. Однако если будешь очень, очень много пахать, однажды, может быть, тебя понесет этим нездешним ветром, и будет дано тебе упоение совершенством. Которое на самом деле, конечно, всего лишь мечта, и Ферхад исчезнет вместе с упоением, и останется, кроме опустошенности, разве память.

Как-то вот так получилось, романтически. Народу было море, в ложах массово стояли, программки за десять минут до спектакля уже отсутствовали, даже английские. Неужели никто не снимал? Очень будет жаль, если останется только память.

С другой стороны, такая память - уже немало.
Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments