Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Эрмитаж, ВЫСТАВКА КОСТЮМА (6). Невестка Екатерины жена Павла мать Александра и Николая.

Марья Федоровна политиком не была. Хотя власти очень хотела. Вообще это случай, когда имидж человека не то что определяет, а даже исчерпывает. МФ была женщина с хорошими внешними данными (с внутренними сложнее), воспитанным вкусом (Павел ее в этом плане здорово натаскал), отличными производительскими способностями (десять детей! из них девять выжили! для 18 века ненаучная фантастика) и твердой убежденностью, что она одна знает, как правильно, а потому должна всячески вносить правильность в жизнь. Есть еще тонкий, но сложный момент, который хорошо выразил пожилой фоннат МФ, однажды на лавочке в Павловске приставший ко мне с апологией своего кумира. Я вяло соглашалась с его речами, пока дело не дошло до безупречного нравственного облика МФ, ни разу в жизни не посмотревшей ни на кого, кроме мужа. Ну, вообще-то младшие дети были на Павла сильно не похожи (а похожи вовсе не на Павла), не выдержала я. Фоннат опешил, потеряв дар речи. С другой стороны, поспешно добавила я (пожилой человек все-таки), какая разница - Павел при его характере и поведении был такой тяжелый человек, что ей простительно. Фоннат надулся и долго молчал. Потом встал, и, провозгласив - "НЕТ! ОНА БЫЛА НЕВИННА!!!" - решительно удалился.

Так вот, МФ, при десяти детях, была невинна - и даже сделала это неотъемлемой частью своего имиджа.

Что до платьев МФ, то их на выставке два, из невинной светлой молодости и из не менее невинной умудренной зрелости. При взгляде на первое самым естественным образом вспоминается эпоха Марии Антуанетты, причем того периода, когда она достигла невинности осуществления большой, но чистой любви с Акселем Ферзеном, рожала от него детей, перестала истерить и потянулась к простой уютной жизни в маленьком сельском Трианоне, ферме с коровками и молочком и прочему обаянию баек Просвещения о рае вдали от цивилизации средь неиспорченных душ. Точно так же вспоминается путешествие по Европе Павла с женою в состоянии какбэ инкогнито и небольшой гардеробчик стоимостью со среднее немецкое княжество, который заказала себе за границею МФ. Невинные мечты ея, правда, живо разбила Екатерина, которая встретила сына и невестку радостным сообщением, что она русскую моду упрощает, русифицирует и вообще не поощряет импортные тряпки. А поощряет стрижки, дабы "на голове уборы носить не выше двух вершков, разумея ото лба". Так что МФ, "огромные волосы которой славились. должна была их подстричь, что было ей разумеется горько, и она даже плакала".

Плакать МФ, впрочем, вскоре перестала и отрастила волосы снова. А поскольку указы Екатерины насчет тряпочного опрощения не прижились, ее невестка принялась заказывать платья у знаменитой модистки Марии Антуанетты - Розы Бертен, она же Шанель конца 18 века. Впрочем, был достигнут определенный компромисс: среди 39 платьев, выполненных мадам Бертен для МФ с 1788 по 1792 год, было "шестнадцать русских платьев" (а также одиннадцать "турецких", четыре французских, три платья le fourreau, прилегающего силуэта, одно а-ля-Нимфа-Калипсо и одно мундирное). Также было изготовлено и получено "множество разнообразных шляп, чепцов, шалей, жабо, фишю, кружевных манжет, искусственных цветов, перьев экзотических птиц и украшений для прически, именуемых "пуф". Из цветов предпочтение отдавалось розам и астрам ("королевским маргариткам")".

Итак, "Платье парадное. Россия Петербург? 1780-е. Шелковая ткань, цветные фигурные стекла, кружево, шелковые нити. Вышивка". Обращаем внимание на ткань в полоску, как на шлейфе (там видно лучше), так и на собственно платье (более бледная, но все равно видно). Полоска из той же серии "я вся такая простая и естественная", как и молочная ферма в Трианоне. Правда, поскольку платье парадное, полоски недостаточно, и в ход идет роскошная вышивка, для которой используются не только шелковые и металлические нити, но и стразы, фольга, а также стекла - фигурные, цветные, зеркальные. В общем, вперед к простой жизни на природе.





Платье на выставке (между прочим, завтра последний день) находится в той же витрине, что и комбинезончики Александра Павловича.



Там же подходящие к платью мелочи типа туфелек и веера. Туфли русской работы в данном случае типа "мюлли", или, как сейчас принято говорить, мюли - "элегантный вид женской обуви на каблуке с закрытым острым носком без задника. Каблук при этом может быть любой формы и высоты, а верх изготавливаться как из кожи, хлопка, так и из других, более роскошных, материалов ярких расцветок. Современные модели мюли часто декорируются вышивкой, стразами, пайетками, шнуровкой и заклепками". Впрочем, эти самые современные модели мюли многому могли бы поучиться у мастеров 18 в. Хотя бы на данном примере, обтянутом "темно-зеленой кожей, центральная часть - из белого гро-де-тура с вышивкой серебряной нитью, блестками и разноцветной фольгой" (зеркал в данном случае недодали). "По верху обшиты гофрированной шелковой оборкой. Каблук обтянут белой лайкой, стелька из белой лайки". Данные туфли явно носили, но бережно, а потом столь же бережно хранили. Между прочим, абсолютно вся обувь императорской России шилась на одну ногу, без различия правой и левой. Когда заглядываешь внутрь, видно, конечно, где была какая нога. Но снаружи показывать это было не принято. Даже если, как на сапогах, снаружи имелась какая-нибудь кисточка и пряжка, понять по форме колодки право-лево невозможно.





Что до веера, он вряд ли принадлежал именно МФ, так как поступил из Музея дворянского быта в Шереметевском дворце. Но мог быть и у МФ, ибо дата изготовления та же, место изготовления - Франция, по стилю подходит. Роспись в центре выполнена гуашью и изображает общество, музицирующее в парке. Отделка вышивкой, позолотой, перламутром и резьбой тоже в духе времени и костюма.



Но это, как вы понимаете, не вся история. Когда МФ из великой княгини превратилась в императрицу, туалетам она стала уделять внимания не меньше, чем Екатерина II - политике. "Туалеты были ее элементом. То, что доводило других дам до изнеможения, не доставляло ей никакого труда. Даже в положении беременности, она сохраняла свой бальный туалет с утра до вечера и между обедом и балом, оставаясь затянутой в корсет, занималась как всегда, в капоте, своей перепиской или вышивала на пяльцах, а иногда даже работала с медальером и резчиком на камне". А вы думали, она детьми занималась? Ага, щас.

Став из императрицы действующей императрицей вдовствующей, МФ на самом деле приобрела власти и денег не меньше, а больше, чем у нее было при истерическом, эээ, простите, сложнохарактерном муже. Методы воздействия МФ на сына Александра следовало бы назвать эмоциональным (и очень жестким) шантажом, но мы, конечно, не должны их так называть, памятуя перманентную ея, МФ, невинность. Происходило все так. МФ вызывала на ковер (чаще всего в Павловск, сейчас поймете почему) старшенького сына-императора и до начала разговора демонстративно ставила на стол перед носом Александра ларец. В ларце были памятные вещи Павла - причем память вся была о той ночи с 11 на 12 марта, когда Павел, не без ведома Александра, был убит. Если дело происходило в Павловске, ларец ставился на тот стол, на который упал Павел, когда его душили шарфом. Видеть его в Павловске можно и сейчас, с тем небольшим отличием, что балюстрада из слоновой кости, которую Павел при падении сломал, сейчас восстановлена, а тогда, уж будьте уверены, была законсервирована бдительной МФ как еще одна святыня. Ну а если вопрос был особенно серьезен, у МФ в запасе всегда был козырь № 3 - то самое платье, которое было надето на ней в роковую ночь 1801 г. Оно сохранилось и находится опять-таки в собрании Павловска. "Оно сшито из двух видов ткани - атласа цвета морской волны и кремового тисненого бархата с отделкой черной бархатной лентой. Судя по французским дамским журналам, подобный асимметричный фасон, цвет и отделка контрастными лентами были ультрамодными в 1800 г."

Впрочем, надо заметить, что Александр I все-таки был тряпка не обладал сильным характером. Иначе, невзирая на Ларец, Стол, Платье и Невинность, мог бы разок с отменной вежливостью поинтересоваться у матушки, помнит ли она, как в этом самом платье бегала неподалеку от этого самого стола во всей своей невинности в ту самую роковую ночь и вопила по-немецки: "Ich will regiеren!" Глядишь, история Александрова правления и сложилась бы поблагополучнее. Все-таки в России много что зависит именно от характера и душевного благополучия того, кто на вершине пирамиды.

Но отпора маме Александр так и не дал, что еще более укрепило ее в вере, что только она знает, Как Правильно.

Собою, как и воспитанием окружающих, МФ занималась до последнего дня. Она обливалась холодной водой, совершала ежедневный моцион, носила платья с обнаженными руками и глубоким декольте, туфли исключительно на высоких каблуках (ходила, правда, на этих каблуках, переваливаясь, как утка), а набранный вес ушнуровывала так туго, что его как бы и не существовало. Надо сказать, что фигура у нее на фоне всех этих мероприятий действительно была отменная и в 60 лет, а спина как у балерины - ни у кого из Романовых, кроме МФ, такой осанки нет. (В каталоге, правда, это не видно, но на выставке, где можно платье посмотреть сбоку и со спины, видно отлично.)

Итак, платье парадное вдовствующей императрицы Марии Федоровны, Россия, С-Петербург, 1820-е. Шелковый муар, кружево, металлическая нить, бить. Общая длина (со шлейфом) 255 (у предыдущего платья всего 200, между прочим).







Насчет вышивки на подоле существует сплетня, что это еще один вариант ларца-стола-платья-невинности, ибо "виртуозно исполненное золотое шитье" не просто "с элементами античной орнаментики, эффектно мерцающими на фоне интенсивного голубого муара платья", но еще и содержат намеки на мальтийские кресты. А единственный император, который у нас был по совместительству еще и главой Мальтийского ордена, был сами знаете кто. А убили его с ведома сами знаете кого. С одной стороны, может, оно и не так. С другой - сохранившееся гатчинское платье МФ 1824 года совершенно определенно отражает "память Марии Федоровны о гроссмейстерстве ее супруга", так как "модные в сезонах 1824-26 гг. крупные банты по подолу были стилизованы под восьмиконечные мальтийские кресты". Так что - могло и тут.



Впрочем, на старости лет МФ со своим тугим шнурованием попала однажды в, ммм, неприятную историю. А было так. "Вдовствующая государыня Мария Федоровна очень любила, вместо прогулки, прохаживаться взад и вперед по Эрмитажу. Вот раз, когда она шла тихонько по одной из картинных галерей, на нее неожиданно из-за угла боковой комнаты налетели несколько маленьких пажиков... и свалили ее с ног... свалили и обмерли от ужаса... Мальчуганы попробовали поднять старушку, но силенки у них не хватило, и они опять опустили ее на паркет... Вся беда была в том, что вдовствующая государыня сама не могла помочь ни одним движением этим малосильным ребятам: под старость Мария Федоровна носила на всем теле лосиную снуровку, оттого ноги ее гнулись в коленях с большим трудом, и она никак не могла подняться сама и встать на ноги".

Так что мораль сей басни будет чем-то средним между "Блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел" тов.Пушкина и одним из любимых выражений моей бабки-профессора "Сзади пионер, спереди пенсионер".

(продолжение следует)
Tags: Эрмитаж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments