Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Глава пятая. Джон

12. Четыре сына.


По счастью, в тексте Мартина есть хорошая, качественная подсказка, она же компетентное мнение о браках по любви сира Барристана Селми, который, как ни крути, прожил рядом с династией долгую и насыщенную знанием королевских тайн жизнь.

"Дейенерис любила своего капитана, но в ней говорила женщина, а не королева. «Принц Рейегар любил леди Лианну, и за это заплатили жизнями тысячи людей. Дейемон Чёрное Пламя любил первую Дейенерис и, лишившись её, поднял восстание. Злой Клинок и Кровавый Ворон оба любили Ширу Морскую Звезду, и Семь Королевств утонули в крови. Принц Стрекоз так любил Дженни из Старых Камней, что отказался от короны, и Вестерос заплатил за этот брак трупами». Все три сына Эйегона Пятого вопреки желанию отца женились по любви. Поскольку этот невероятный монарх и сам в своё время уступил чаянию сердца, выбирая себе королеву, он разрешил сыновьям поступить по-своему, и тем самым нажил заклятых врагов, когда мог приобрести верных друзей. За этим, с неизбежностью смены дня и ночи, последовали измена и смута, и всё закончилось в Летнем Замке чародейством, огнём и горем".

(Тут надо быстренько указать в скобках, чтобы второй раз не вставать, что для Барристана все три союза трех Эгговых сынов - это браки по любви. Что безупречно политкорректно, а также многое говорит о сексуальных предпочтениях автора монолога в периоды жизни, свободные от страстного увлечения Эшарой Дейн.)

Общий настрой цитаты, как мы видим, пессимистичен: Барристан убежден, что за личное счастье правителя расплачивается страна, от Дейемона Черное Пламя до Рейегара. Эгг с его Бетой Блэквуд - всего лишь одно из звеньев цепи. Плохо не то, что он женился по чаянию сердца, но что разрешил сыновьям превратить возможных друзей в заклятых врагов.

То есть грех сыновей Эгга (вину Шейеры Барристан благородно перекладывает на Джейехейриса, а Рейела как раз единственная помогла отцу, загладив вину короны перед Баратеонами) не в любви самой по себе, а в том, что сердечные союзы "с неизбежностью смены дня и ночи" вызвали измену и смуту.

Эгг, строго говоря, сам не без греха. Да, он женился на Бете, когда еще не был наследником престола. Однако в момент женитьбы Эгг не так уж далеко от трона, как кажется из характеристики "четвертый сын четвертого сына".

Посмотрим по порядку. Дейерону II должен был наследовать старший сын, Бейелор Сломи Копье, Мартелл по матери и внешности. Но ему, как и другому Мартеллу век спустя, не повезло на судебном поединке. (Между прочим, возможно, потому, что Бейелор своих доспехов на турнир не привез и надел не совсем подходившие ему доспехи сына Валарра. Мда, Лианна, надо сказать, страшно рисковала. Но кто же в 15 лет верит в смерть после жизни.)

Вскоре после Эшфордского турнира во время эпидемии умирают король-отец и наследники-внуки, два сына Бейелора. Это 209 год. На престол вступает второй сын Дейерона, Эйерис-книжник. Детей у него нет и, судя по контексту, их от него и не ждут. Официально наследником является третий брат, Рейегаль, женатый на клане Арренов. Непонятно, правда, хочет ли он власти. Судя по вестеросским сплетням, у него несколько другие, довольно специфические интересы. Вот четвертый сын Мейекар власти точно хочет, ибо активно добивается поста десницы (а это, как мы помним, реальная работа и реальная власть).

Эйерис, даром что ботаник книжник, однако, брата обламывает, сделав десницей и фактическим правителем Вестероса - на долгие годы причем - Бриндена Риверса, тоже вполне себе Таргариена, пусть и слегка не с той стороны одеяла. Разобиженный Мейекар отказывается от места в Малом совете и удаляется в Летний Замок, аки Тайвин на свой Утес. Радостный же Рейегаль может сколько душе угодно танцевать в Красном Замке (а может, и не только) а-ля натюрель (или в любом другом виде).

Понятно, что с этого места Бринден Риверс не может не задумываться о том, кто наследует Эйерису I. По Вестеросу ходят слухи, что Рейегаль не жилец, и вопрос разве в том, кто первый его уберет - родной брат Мейекар или чуть более далекий родственник-десница. Но в народе вообще традиционно много говорят - вон в третьей повести про Дунка Бриндена Риверса обвиняют в смерти детей Валарра ("Тень явилась по его приказу и удавила сыновей храброго принца Валарра в чреве матери"), а также самого Валарра, его брата Матариса, их общего отца Бейелора Сломи Копье - ну и до кучи доброго короля Дейерона. А что Мейекар нарочно брата убил - оно из разряда народного гласа в духе "это все знают" (женщины Дени в бытность ее кхалиси).

В 215 г. Рейегаль умирает, подавившись на пиру пирогом. Что, конечно, напоминает внимательному читателю о другом пире, другом пироге и представителе другой правящей династии. Но вообще-то совершенно не обязательно, чтобы все, кто умер на пире, подавившись пирогом, на самом деле были отравлены ядом-душителем. Опять же травить на людях - это всегда чревато. В случае Джоффри пир выбран не просто так, а для того, чтобы подставить виноватых, они же Тирион и Санса, не оправдавших (как считает Тайвин) политические надежды. Отравление и должно выглядеть отравлением. Одним камнем убиваются два зайца: неуправляемый внук сходит со сцены, после чего из Гавани на Стену под более чем убедительным предлогом высылают крайне неудобного Тириона. Что до Сансы как сообщницы и носительницы яда, то ее, скорее всего, не казнят, но заточат крепко и надолго, придержав как запасную карту. Санса - это Винтерфелл и власть от Перешейка до Стены. Но, кроме Сансы, уже наготове типоАрья, она же Джейни Пуль. Которую и пошлют на Север навстречу браку с Вонючкой. Если вдруг что-то не заладится (Болтоны, они не очень послушные, страховка никогда не помешает), всегда можно извлечь Сансу из заключения и объявить, что она, как старшая сестра, имеет преимущество наследования перед сестрой младшей. И ее второй муж, разумеется, тоже. А что бывший первый муж использовал на некоей свадьбе яд, достав его из прически жены, так всегда можно официально объявить, что кроткая супруга была совершенно не в курсе злодейских замыслов мужа (ну или наоборот, в зависимости от того, что когда властям выгодно).

Травить Рейегаля на пиру нет никакого смысла. Если его надо было убрать, почему не сделать это втихую? Возможностей сработать чисто и без скандала масса, особенно при странностях наследничка. Опять же зачем вообще его убирать, тем более что после Рейегаля остаются дети, совершенно законные и, надо думать, пользующиеся поддержкой могущественного дома Арренов.

Более того, права сына Рейегаля на престол официально признаны, Эйелор Таргариен объявлен наследником и принцем Драконьего Камня. Еще он очень таргариеновски женат на собственной близняшке Эйелоре. Когда состоялся брак, до неудачной трапезы Рейегаля в 215 году или позже, не совсем понятно. В любом случае к моменту брака Эйелор уже вышел из пеленок, а у Эйелоры наступил расцвет. Ибо так положено.

Но уже в 217 г. Джейме гибнет от руки Серсеи Эйелора убивает мужа-близнеца, сходит с ума, переживает нападение трех мужчин на маскараде и совершает самоубийство. Причем последовательность событий не совсем ясна. Бесспорно, умерла дама в конце своей жизни, но в остальном хотелось бы некоторых добавочных сведений от Мартина. Ибо мутно. А также, по мне, как-то сложновато для политического убийства, кто бы - предположим - ни пытался его организовать, Бринден или Мейекар. Больше смахивает на то, что таргариеновская монета на сей раз упала вверх той стороной, где безумие.

Была у Рейегаля и еще одна дочь, ставшая женой Эйериона, психованного второго сына Мейекара. Но, хотя салического закона в чистом виде у Таргариенов нет, какой-то явный элемент преимущественных прав на престол наследников мужского пола явно присутствует. А посему с 217 года наследник Железного Трона, конечно, Мейекар.

Любопытно, что он, став через четыре года королем, не снимает Бладрейвена с поста десницы. На чем они договорились, непонятно. Может, конечно, Бринден убрал Рейегаля и его детей, расчистив Мейекару путь к трону, и Мейекар за это помирился с Бринденом. Может, это Мейекар убрал брата и племянников, расчистив себе путь к трону, а Бринден согласился все это терпеть за пост десницы. Может, они провернули операцию по устранению линии Рейегаля вместе и повязаны кровью. Но после гибели Эйелора Мейекар по-всякому следующий король, а Бринден хороший десница и верный слуга. Так что совершенно спокойно проходит самый простой (я бы даже осторожно заметила, что наиболее вероятный) вариант: Мейекар отложил давние обиды и пошел навстречу мирным инициативам Бладрейвена, и они неплохо сработались.

Тем более что с наследниками Мейекара дело обстоит даже хуже, чем с наследниками Дейерона Доброго.

(продолжение следует)
Tags: Мартин, заметки к Мартину
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments