Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Некоторые балетные итоги

Как говорила Галадриэль, мир меняется. Мариинка тоже. Наводя в ходе новогодней уборки порядок, я раскладывала по порядку кучку программок 2014 года и, конечно, не удержалась, заглянув и припомнив. Тех, кто был, как всегда, выше всяких ожиданий, кто сумел прыгнуть выше головы, ну и наоборот, конечно, тоже. В целом же получилось так: в мариинском балете в этом году кто-то стал серьезно работать над тем, чтобы балетные делали роли глубоко, выверенно, убедительно - и на пользу структуре спектакля.

То есть лучшие делали это и раньше, конечно. Но все-таки обдирание со зрителя кожи в плане драматическом случалось в последние годы все реже, и по преимуществу одними и теми же. Когда Кузнецов с Лопаткиной в "Жизели" играли в первом акте сначала почти лирическую комедию, на фоне которой финальная трагедия смотрелась особенно трагично, этого в общем надо было ждать. Но когда Терешкина, Шкляров и Смекалов на троих сделали драматически убедительной каждую минуту декабрьской "Раймонды", это, при всей моей любви к каждому из данной троицы, было неожиданностью. Потому что "Раймонда", она спектакль в игровом плане, наверное, вообще самый сложный из классики. "Раймонду" можно делать картонно-любовным романом, в духе "жила-была девушка, хотела влюбиться, подвернулся мачо, но немедля явился жених и порвал соблазнителя на много маленьких медвежат, а девушка целый акт праздновала свадьбу". Интересно либо читательницам любовно-картонных романов, отождествляющих себя с героинею, либо гурманам-балетоманам, наслаждающимся совершенным (и фантастически сложным) балетным танцем. Вроде Веласкеса, который живописец для живописцев, так что ненасмотренному зрителю скушно, ему Эль Греко подавай.

Или можно сделать по примеру Нуриева либо Вихарева зрелище, во втором случае с большой буквы. Что само по себе очень хорошо и приемлемо, но к сергеевскому варианту нисколько не подходит.

Или можно играть "Раймонду" как "Марианну" Мариво, где на толстый том почти ничего не случается, и вообще это вроде как бег на месте, но, черт возьми, почему-то внимание не рассеивается, интерес не ослабевает, и эти бесконечные тончайшие кружевные оттенки чувств круче рубилова в экшене.

Таинственным образом у Терешкиной, Шклярова и Смекалова вышло именно так. Браво. Возможно, большими буквами. И каждому. И не один раз. И еще отдельно Батоевой с Иванниковой, которые были замечательны и изумительно адекватны настроению а-ля Мариво в своих вариациях. И - да, это были неожиданность, восторг и открытие, почти такие же, как трактовка Жизели Терешкиной.

И, прошу заметить, балетный спектакль как единое игровое целое был выстроен в этом году далеко не только в "Раймонде". Вспомнить хотя бы потрясающую июльскую "Баядерку", где, елки-палки, еще же и круче французов музыку слушали, и июльскую же почти идеальную "Легенду". Из тех спектаклей, о которых я не писала, был еще "Бахчисарайский фонтан" с Кузнецовым (но он из священных драмомонстров, конечно) и Яной Селиной, которую любила-то я всегда, но не ожидала, чтобы она сделала третий акт так, как я в жизни своей еще не видела.

Были, правда, и, эээ, обратные примеры неожиданных трактовок. Самым впечатляющим в этом смысле за последнее время, на мой взгляд, было исполнение Мехменэ новою нашею звездою Скорик. Граждане, я никогда не думала, что трагедию Мехменэ можно решить в ключе "острый конфликт между дамой и ее дезодорантом". О, как я была неправа, и Скорик это блестяще доказала. Раз за разом она заламывала руку за голову, наклоняя носик к своей подмышке, после чего лицо артистки приобретало берущее за самую душу брезгливое отвращение. ФФФФФУЙ, КАКОЕ АМБРЕ!!! - как бы говорила артистка. И ей, как кающейся Магдалине в монологе Шифрина, как бы верилось. Почти до тошноты. Не могу, правда, назвать данную трактовку свежей, но это уже исключительно из-за моего почти собачьего обоняния и пронзительного воспоминания о неряшливых диабетичках. Во всяком случае, ново и очень убедительно - лично я оценила степень проклятия Незнакомца и поняла, почему Ферхад выбрал Ширин и ее дезодорант. А Визирь, вероятно, единственный мужчина в государстве Мехменэ, у которого аносмия, как у одной моей счастливицы-коллеги, вот он и остался верным своей большой, но государственной любви.

Определенно Мариинка меняется к лучшему. За что и выпьем. И уроним слезу, если спектакль вышел на браво. А если вдруг какой образ получится с душком, даже и занюхаем корочкой с чеснодером.

АПДЕЙТ. Есь, человек добрый, но за грехи свои почти постоянный мой спутник в Мариинке, пробегая мимо, предложил безотказный способ приведения самых упертых актеров к глубинам высот актерской игры.

Подумав, я оценила и проапдейтила.

 photo _zpsla8psotr.gif
Tags: балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments