"Шурале", Мариинка, сегодня

Люблю спектакли, которые почти Правильные. Немножечко не хватило. Но вообще состав образцовый.  

Шакирова напомнила о том, что в роли Сюимбике очень есть что поиграть. В т.ч. в плане философском (пока люди тоскуют, чего это они не летают как птицы, птицы вздыхают о жизни человеческой, богатой смехом, танцем и прекрасными Али-Батырами). Проблемы были совершенно всерьез, а не плач о сломанном ногте. Что делать порядочной птице, если ее весь первый акт тянет быть человеком? Что делать порядочной девушке, если ее весь второй акт тянет быть птицей? Однако в третьем акте настает пора взрослеть и выбирать. Плоха та балерина-Сюимбике, которая, отказываясь от крыльев, чтобы погибнуть в огне с любимым, не в состоянии вызвать ну если не слезу, то хотя бы спазм в горле. Шакирова была птица правильная. Как надоели эти тонконервенные, которые носятся со своими крыльями как орхидейная истеричка с секущимися кончиками волос. Сюимбике, как птица, на минуточку, должна быть бесстрашна. А также сильна. А также чиста, нежна и уязвима. И сил, жизни и огня в ней должно быть столько, чтобы два лучших парня Мариинки конкретно запали. Шакирова была всем этим. И еще она была очень честная. Вместо того, чтобы рыдать над собою, так некстати вышедшей замуж, и вот теперь и крылья как-то неудобно нацепить, она отчаянно старалась прежде всего не предать. И очень хорошо закольцевался в третьем акте отказ спасаться в одиночку — один раз дрогнула, второй раз ни за что. И технически прямо молодец-молодец. Где надо, прыжки были полетными. Где надо, веселыми (она с таким упоением наслаждается собственной свадьбой). А где надо, отчаянными. В общем, все в этой жизни у Шакировой сегодня удалось, и это — хорошо. 

Ким рассказал историю про не менее чистого и не менее сильного человека без капли эгоизма, только, в отличие от двуединой птицы-девушки, он гармоничен и целен. Смотришь так и практически веришь, что где-то в жизни бывают такие личности. И любовь у них с Шакировой удалась — он с ней как с хрустальной и все для нее, а она влюблялась, влюблялась и под конец влюбилась с не меньшей силой. Заслужил. Ну, про технику я молчу. Ким же. А про финальную поддержку в последнем дуэте я говорить не буду, потому что ну бывает, чоуж. Бывает такое с Кимом, образ даст, расслабится на последней точке. Уже второй раз. Но, возможно, два — это еще не куча, как мы говорили в школе. 

Баженова с Кулаевым сватами и много-много народу рассказали историю про нормальных хороших людей в деревне, со своими недостатками, в частности, на свадьбу выпить не дураки, но все настолько беззлобные и веселые, что это лишь добавляет нормальности. 

Свита Сергеева тоже была хороша, включая огненную ведьму (Фигейредо де Сантана), шайтана (Байбородин), восьмерку оттянувшихся парней-леших и прочее. А сам Сергеев, как всегда, был Сергеев. Я вот который раз вижу у него Шурале, и каждый раз окраска немножечко другая, очень сильно зависит от партнерши. В прошлый раз была курочка необычной окраски, которую глава местной мафии захотел в коллекцию. Никаких особых чувств он не испытывал (и как-то странно представить себе главу мафии, страстно увлеченного курицей). Ну, кроме вполне понятной обиды, что дурочка не оценила. Сегодня было вековое зло, почти по Толкиену, потянувшееся за силой, светом и смехом. Что ж делать, если злу холодно, скушно и тоскливо. Беда в том, что действовать по-хорошему зло не умеет. Садизма на сей раз было куда меньше, чем с курицей. Возможно, героиня какого-нибудь картонно-любовного романа даже и протащилась бы от доставленных мучений, потом простила бы и зажила с мафиози крепкой семьею. Но природа птицы-Шакировой такова, что она воспринимала попытки ее запачкать и низвести до болотного уровня почти как изнасилование. (Кстати, правильно.) Так что Шурале нынче был самдурак, обречен с самого начала и сгорел за дело. Но ничего не могу поделать, люблю интеллектуалов. В деревню на свадьбу Сергеев явился почти как Мориарти рисовать граффити напротив окна Шерлока. Что бы не послать кого из подчиненных крылышки подбросить — так нет, дело-то личное. Ну и повеселился заодно знатно. 

Зал принял хорошо, включая иностранцев. Поляки сзади, немцы справа сзади и англоязычные не знаю кто, но акцент ужасный, слева все очень прониклись, свистели, кричали и, будем надеяться, облагородились душой. Чего и всем нам желаю. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded