"Каменный цветок", Мариинка, сегодня

...и даже когда я умру от недосыпа и переработки, я буду знать, что померла не зря. 

Практически состав мечты. Все жгли. Я, правда, не уверена, что Северьян — это партия глубоко уважаемого и нежно любимого мною Зверева. Слишком интеллигентный и ироничный товарищ Зверев. Северьян ему, как бы поточнее, резко против фактуры. Но поскольку Зверев сделал что мог, больше чем мог и еще немножечко сверху добавленного к тому, что больше возможного, я претензий к нему не имею, а имею исключительно углубление уважения и нежной любви. 

Далее, если бы я думала художественной интуицией, я бы уверенно сказала, что дело было так: когда Григорович наконец уехал, достав всех своими восторгами Чебыкиной, нормальные люди репетиторы Мариинки собрали коллектив и начали учить так, как сами когда-то делали. И сильна Мариинка: даже в нынешней редакции (раньше я не была уверена, что обрезание конкретно в данном случае не перешло в кастрацию) практически все сложилось. Терешкина к тому, что она натуральный дракон, аж жуть пополам с восторгом берет, добавила нечеловеческое веселье Тереховой. О, как она ликовала, вбивая Зверева в землю. Умри все неэтичное. Осмолкина грандиозна. Она создала нечто столь ясное, чистое, пропорциональное, величавое и неподдельно мудрое, что нет никаких вопросов ни к хореографии первой вариации из двух с половиной движений (да, язык хореографа, скажем так, не баланчинский, но как все сделано и обдумано!), ни к странным перемещениям Катерины во втором действии (кой черт занес ее на эту галеру, т.е., простите, ярмарку? тот же, что занес куда-то в лес прямо навстречу дракону? ну-ну). Смотрела я на ее па-де-бурре и думала, что надо, надо идти на ЛО с нею, и черт с ней, с головой, а также большими деньгами. Тут, правда, Осмолкина и упала. Но на моей памяти не было никого, кто бы хоть раз на сцене не упал, это раз. Она не дрогнула и продолжила танцевать еще лучше, это два. И вообще, когда русская женщина выходит не против какого-нибудь там коня, но против дракона, причем бестрепетно, с достоинством, войдя в положение дракона и убедив его в чем надо, это, конечно, великая женщина. 

Ермаков приятно удивил. Все, что надо, было прыгнуто. Все головоломные поддержки на пять с половиной из пяти. Весь первый акт он играл! хорошо! без малейшей манерности! образ дал на семь из пяти, я бы сказала. И подневольный мастер, и бунт творца. Вообще было слегка похоже на вчера: тяжелая философская проблема первого акта была в том, что хочется к камням. А второго — что хочется к людям. Начало второго акта с веселым, яростным и слегка безумным упоением творца просто ах. Дальше, правда, обнаружилось, что в любовных сценах Ермаков, как бы это сказать тактично,  по-прежнему считает нужным делать акцент на не слишком интеллектуальной улыбке, вне зависимости от того, что чувствует партнерша. Дракон сердился, но улыбку с ермаковского лица согнать не смог. Тут и пришло Ермакову окаменение. И лично я голосую за. А что еще, собсна, делать в такой ситуации?  

Кордебалет танцевал практически как Легенду в минуты на подъеме. То есть жег. Всем браво. Пятерка самоцветов со Светланой Ивановой — браво особое. И, конечно, Еникеев молодым цыганом выложился до донышка. Респект и супер. И ролей побольше, побольше. 

На поклонах очень трогательно было, когда Зверев свой букет положил к ногам Осмолкиной. А потом как-то так вышло, что Зверев с Терешкиной стояли вместе и держались за руки, забыв, что вообще-то можно и не держаться. Ну очень я их всех люблю. 

В общем, жизнь сегодня снова удалась. А выспаться я и на том свете всегда успею. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded