Неожиданные аспекты балета в моей жизни

Что это ты там все поешь и поешь? — подозрительно интересуется есь, зайдя на кухню.

А я, оказывается, и правда пою — «А на черной скамье, на скамье паааадсудимых Сидит дочь прокурора и молоденький вор».

Мы тут о балете разговаривали, и прицепилось блатное, отвечаю я.

О чем вы разговаривали???! — взвивается есь.

Да уж, выглядит сурово. 

Обсуждали, как Большой танцует трагедию в классике, — совершенно честно говорю я. 

А. Ну это да, — успокаивается есь, поняв, что мать еще не совсем поехала крышей. 

Как-то так. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded