Тройчатка, Мариинка, позавчера

Тех, кто танцевал, решительно следует разделить на четыре группы: тех, кто шедеврален, тех, кто великолепная старая гвардия, совсем юных, которые, быть может, чему-то научатся, и тех, кто уже вряд ли чему научится. Безупречным выдалось только падеде Чайковского-Баланчина, где Терешкина-Ким. Хотя, если уж по гамбургскому счету, помнится мне, что прыжковый круг великие прошлых десятилетий усложняли, добавляя разнообразия в жете. Ким не добавил. Но то, что сделал, сделал волшебно. Про Терешкину и вовсе молчу. 

Аполлон получился без муз. Грустная история балетмейстера, который свято служит балету, но вот беда — служить балету в одиночку для балетмейстера как-то некузяво. Сергееву тем не менее пришлось. Проблема выбора между двумя юными козочками и одной телочкой малость постарше, собственно, даже и не стояла. Телочка хоть малость пообтесалась (ключевое слово в Баланчине для Шапран, увы, малость). В остальном приходится горько сожалеть, что при фантастическом уровне игры и пластики Сергеева русскому Аполлону пришлось общаться не с музами, а с совсем другим уровнем. Помню я шедевр-Аполлон, где были Терешкина, Селина и Шакирова. О, это была такая радость служения Тому, Кто Наверху, до сих пор комок в горле, как вспомню. Сергеев, впрочем, держался один против троих как все панфиловцы сразу, и был с молодежью крайне нежен. Даже букет на поклонах немедленно отдал, чтобы дети не чувствовали себя некомфортно. Что до детей, то Ионова-Каллиопа хотя бы старается чисто сделать текст. Нуйкину же смотрю второй раз, и второй раз не понимаю, что, кроме хронической улыбки, там можно смотреть. 

Еще одна юная вышла в хореографии Роббинса, к сожалению, в самой его драматической третьей части «В ночи». Вообще эта часть у  Терешкиной не сразу вышла актерски, лично видела, знаю. На кой круглолицего абсолютного ребенка-Буланову кидают на амбразуру драмролей (ну хорошо, Мирта, там хотя бы выучкой можно многое взять, но любовь? девочка не любила и явно не страдала, что она может показать в третьей части «В ночи»? загадка сия велика есть), не знаю. Но тут хотя бы не хочется обнять, заплакать и увести в дальний ряд кордебалета, как г-на Париша. Слушайте, это глубоко неприлично, когда премьер открыто спотыкается о ноги чудесной Батоевой. Остальное тоже неприлично, но хотя бы не так глубоко. 

Корсунцев и особенно Иванченко — монстры в самом лучшем смысле этого слова. Вторую и третью часть можно было смотреть на них и выжить. Равно как первую часть можно было смотреть на Батоеву. Да, такова участь балетного зрителя, что с годами учишься довольствоваться тем прекрасным, что дают, и надеяться, что в следующем спектакле будут исключительно Терешкина, Ким, Сергеев, Иванченко, Корсунцев, Батоева и другие вдохновенные профи. А остальные либо пока поработают над собой, либо, если работать явно не над чем, будут выходить всем скопом в каких-то отдельных спектаклях, о которых приличных зрителей станут предупреждать заранее. 

Как-то так. 

 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded