anna_y

Category:

"Легенда", Мариинский, 28 мая

Это мог бы быть выдающийся спектакль, которыми я последнее время избалована. Но он таким не стал. Несмотря на совершенную Терешкину. Несмотря на еще более, чем раньше, совершенного Сергеева. Несмотря на крепкую работу Кима и вдохновенную — Маланова-Незнакомца. Кордебалет Легенду любит и старался. У Мартынюк-Золота явно что-то произошло, потому что начала замечательно, с оттяжкой и шиком, а потом вдруг без предупреждения все вращения посыпались. Что очень жаль. Шут был так себе, танцовщицы так даже не себе, две юные куколки, нифига не понимающие в происходящем. Но это переживабельно. Подругами зато вышли Острейковская и Иванова, что прекрасно. В общем, все шансы у спектакля были. 

Но в четверке главных на сцену вывалилась Сомова-Ширин, и спектакль забуксовал. В буквальном смысле слова. Нет, я не скажу, что Сомова не прогрессирует. Она определенно лучше. Если раньше в любой ее роли складывалось впечатление, что она радостно прискакала с воплем: «Ойдеффки, чо щаз расскажу!!!», то теперь перманентная мухосранская добродушная вульгарность наконец сильно притушена (совсем не исчезла, но без бинокля почти не видна). Однако на этом месте выяснилось, что упомянутое мухосранское невоспитанное добродушие составляло подавляющую часть впечатления, производимого Сомовой. Без данного не совсем обычного для Мариинки качества сразу стало видно, что Сомова девушка долговязая, неуклюжая, сильно немузыкальная, не понимает смысла движений, которые делает (а если понимает, то дает им обезоруживающе мухосранскую трактовку — например, когда надо покорно и влюбленно податься навстречу партнеру, стоит, выпятив живот, и тащится от своих сложенных козой пальчиков). Кроме того, она явно тяжелая для Кима. И, наконец, совершенно не умеет делать поддержки. Партнеру предоставляется самому поднять, самому повернуть, самому управиться с сопротивлением неправильно растопыренных конечностей, самому поймать Сомову, которая вдруг решила внести в поддержку что-нибудь свое и в момент фиксации вдруг дрыгается куда-нибудь вбок, самому погасить момент инерции, самому погасить желание бросить эту дрыгалку в оркестр и уйти, хлопнув кулисой, самому это чудо поставить и еще сохранить на физии требуемое ролью выражение вечной любви и прочих светлых чуйствий. Не буду голословной. Вот хотя бы в  дуэте первой любовной близости был момент, когда Ким круги с Сомовой на спине оборвал на середине и, сдается мне, был близок к варианту «пошла ты со своей дискоординацией в лес густой!». Но, в конце концов, тягать вот это по сцене — работа партнера. Я как зритель пополам с раздражением в такие минуты все-таки хоть сколько-то развлекалась. А в остальное время на Сомову смотреть — и шутки в сторону, я совершенно серьезно — зубодробительно скушно. Она даже не забавна. И это, по мне, главная причина, почему данной Легенде не удалось сделаться выдающейся. 

Несмотря на множество прекрасного и даже двух совершенных (Киму не удалось с такой обузой, а кому бы удалось?..), которые в спектакле были. 

Что любопытно, не очень подготовленный зал по большей части все понял. Поскольку слева, справа, сзади и впереди у меня были соседи из разных частей света, которые на поклонах комментировали громко и не скрываясь. Выходит Сергеев — о! визирь вышел! ооо! визирь такой, он такой!! он такой классный, о! Выходит Терешкина — общий взрыв крика.

Выходят Ким и Сомова. Тоже все громко. Комментарии, однако, следующие: он хорош, ох, хорош! мальчик какой хороший! он супер!

Что до Сомовой, то, как в соцсетях настоятельно рекомендуют говорить интеллигентным петербуржцам вместо «похуй пляшем!» — «пренебречь вальсируем!» 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded