anna_y

Categories:

Много севрских ваз (2)


Севр, 1770е. Ваза Дюбарри «с гирляндами», модель существует с 1772 г. «Ваза необычайно богата скульптурными элементами, имитирующими золоченые бронзовые украшения». Мягкий фарфор, высота 45,9 см. Фон бирюзовый, по нижнему краю верхней части корпуса очень красивый рельефный бордюр белого жемчужника. Существует пара ваз с синим фоном в британской Королевской коллекции и еще пара белых бисквитных в Бостоне. Эрмитажная ваза единственная сохранила крышку. 

Поступила в Эрмитаж из ГМФ в 1925 г., ранее в собрании А.Д. Шереметева (Петербург).  

 

Севр, 1773. Ваза «курильница с медальонами», цоколь золоченой бронзы. В Лувре аналогичная ваза имеет в качестве цоколя бисквитную группу из трех женских фигур (экие затейники). Возможно, существует третий экземпляр в галерее Уолтерс в Балтиморе, но, может, и нет. В любом случае вещь элитная, впрочем, она из Голицынского музея, а там проходных вещей не было. Мягкий фарфор, высота вазы 17,5 см, высота цоколя 16 см. 

Приобретена в 1885 г. из Голицынского музея, поступила в Эрмитаж из Гофмаршальской части Зимнего дворца в 1910 г. 


Севр, около 1780. Ваза модели «курильница с фестонами» или, по автору, «курильница Башелье». Еще одна успешная и модная модель, производилась с 1766 по 1790е гг. в двух размерах. Существует пять вариантов вазы, различающихся деталями. Мягкий фарфор, высота 17,3 см (без крышки, утрачена).  

Поступили в конце 1920х гг. из Музея Училища технического рисования барона Штиглица. 


Севр, 1780е. Парные вазы формы C de 1780 (да, вот так, название по году), также модель известна как vase Paris. Мягкий фарфор, высота вазы 45 см. Фон bleu nouveau, в медальонах полихромные копии картин Буше «Похищение Амфитриты» и «Венера на волнах». 

Поступили в Эрмитаж в 1923 г. из собрания Репниных (Петроград).  


Севр, 1780. Ваза яйцевидная в монтировке (имеется в виду золоченая бронза на тулове, бронзовые же квадратный плинт основания, ананас на крышке,  плоские ручки с тремя колокольчиками каждая и розетка в основании вазы, от которой ручки поднимаются). Мягкий фарфор, высота 47 см. Фон lillas, розово-сиреневый, роспись шинуазри выполнена красками и двухцветным (желтым и зеленым) золотом. В Павловске гарнитур из трех аналогичных ваз двух размеров, но с кобальтовым фоном и другой бронзовой монтировкой. В Версале второй гарнитур из трех ваз, также двух размеров, фон белый. 

Поступила в Эрмитаж из ГМФ в 1925 г., ранее в собрании Юсуповых (Петербург).  

Севр, 1780е. Ваза-часы. Это интересный пример того, как фарфор находил свою бронзу. Не всегда бронзовщики работали на заводе, бывало, что мануфактура продавала дилерам вазы нескольких сходных по форме моделей, а уж те придумывали, что куда для кого монтировать, как правило, вне мануфактуры. Севр называл такие предметы vases a monter. При изготовлении данных часов использована одна из подобных ваз для монтировки. Между вазой и крышкой — вращающийся эмалированный циферблат с римскими цифрами и металлической стрелкой. Бронзовые ананас на крышке, три букета аканта, фиксирующие циферблат к корпусу, и основание с чашечкой из рельефных листьев на ножке и квадратном цоколе. Остальное — мягкий фарфор, высота всего изделия 52 см. Изумительно красив узор из эмалей, в т.ч. в медальонах, среди которых наиболее крупный имитирует агат. С эмалями на золотых накладных пластинках в Севре работали только в 1780х гг., ими декорировали наиболее роскошные вещи. Между прочим, эмалями декорирован знаменитый туалетный набор, подаренный в 1782 г. королем и королевой Марии Федоровне, тот, что никогда не использовался, но стоял и стоит под стеклянным колпаком в Павловском дворце и числится его экспонатом № 1. Горячо рекомендую. 

Эрмитажная ваза поступила в конце 1920х гг. из Музея Училища технического рисования барона Штиглица.   

В 1770е Севр попытался работать с твердым фарфором, он же настоящий, благо каолин во Франции обнаружили. Иная фактура, иные глазури. Вещи, бесспорно, сделаны с большим вкусом, но, производи Севр только их, вряд ли он был бы тем самым Севром. 

Одна из парных эрмитажных ваз, Севр, 1770-80 гг. Твердый фарфор, высота 39,4. Фон красновато-коричневый. 

Из собрания А.С. Долгорукова, вазы поступили в Эрмитаж в 1918 г. 


Севр, 1770е. Очень необычная для Севра тематика: ваза «военная», «в форме кратера с двумя ручками в виде бараньих голов в окружении двух знамен, завязанных узлом и прикасающихся древками к краю борта вазы». Единственный известный экземпляр, хотя произведено на мануфактуре, по документам, было две вазы. 

Тоже твердый фарфор. Высота 36,5, см. Корпус покрыт мелким золоченым орнаментом cailloute. 

Поступила в Эрмитаж из ГМФ в 1925 г., ранее в собрании Юсуповых (Петербург).  


Севр, 1782. Ваза Башелье «с кручеными ручками». Мягкий фарфор, высота 32 см (без крышки, которая утрачена). Изготавливалась литьем. Фон beau bleu, декор эмалями — непрозрачными белой, лилово-розовой, бирюзовой, прозрачными зеленой и красной. На ободке горловины чередуются крупные белые, розовые и бирюзовые кабошоны в обрамлении мелкого белого жемчужника и зеленых лиственных веточек. То, что мы воспринимаем как раскраску в горошек, тоже россыпь белого жемчужника. Эмалевый декор необычайно богат, считается несомненным, что эмальер Кото исполнил его специально для графа и графини Северных (как все знают, Павел с женой ездили в Европу типа инкогнито в 1782 г). Русский посол Барятинский заплатил за вазу для цесаревича 1800 ливров.

До 1928 г. ваза находилась в любимой резиденции Павла Гатчине. В 1868 г. она зафиксирована в Большом кабинете императрицы Александры Федоровны, жены Николая I. В 1886 МФ переделала кабинет в свою Гостиную комнату, и вазу убрали в сервизную кладовую. В 1928 г. вазу изъяли из Гатчинского дворца-музея и передали в Ленинградгосторг понятно для чего. Каким-то чудом ее не продали (то ли не сошлись в цене, тогда это случалось), и в 1938 г. ваза поступила в Эрмитаж. Однако уже без крышки. Которая то ли побилась, то ли потерялась по пути, возможно, намеренно — в момент изъятия из Гатчины крышка была повреждена, а зачем продавать предмет с поврежденной деталью, если можно без него?

На Западе ошибочно предполагают, что вазу цесаревич оставил в Зимнем дворце как подарок матери. Ага, щас. Вообще, как меланхолично указано в эрмитажном каталоге севрского фарфора, иностранные исследователи пребывают «в уверенности, что собрание Эрмитажа состоит исключительно из царского имущества». В то время как в царском имуществе севрских ваз как раз почти и не было до покупки Голицынского музея. Практически все остальные предметы пришли после революции из национализированных коллекций. 

Но самая интересная история у самой большой севрской эрмитажной вазы, о которой в следующий раз.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded