anna_y

Category:

На уровне царей, или Шинуазри Юсуповых

Компотьер круглый. 

Виденные нами юсуповские сервизы (голубой и «Сад») принадлежали к тем, которые при князе Николае Борисовиче выставлялись на столы в юсуповских дворцах в конце 18-первой трети 19 в. Как пишет Феликс Юсупов, на званые вечера прапрадеда собиралось порой до двух тысяч человек. «Всякий такой прием потрясал иностранцев. Не верили, что в семейном доме можно накормить стольких людей, и на всех хватит и горячих кушаний, и севрского фарфора и столового серебра». Ну, скорее всего, столы накрывались не одним севрским фарфором, тем более что он был, как помним, мягкий. На той же Мейсенской мануфактуре князю не зазорно посуду приобрести.  

Между тем в Юсуповском дворце (где вообще-то к фарфору относились не как Долгоруков. т.е. как профессионал к своей коллекции, или Штиглиц-Половцев, профессионалы, создавшие музей для студентов своего училища, но именно как к посуде, ну или предмету интерьера), были и сервизы королевского уровня. 

Опять же согласно Феликсу,  однажды Людовик XVI и Мария-Антуанетта сочли за честь для себя любезно преподнесли князю Николаю «сервиз из черного севрского фарфора в цветочек, шедевр королевских мастерских, поначалу заказанный для наследника. Что сталось с сервизом, никто в семье не знал, но в 1912 году посетили меня два француза-искусствоведа, изучавших севрский фарфор. Пришлось мне заняться розысками прадедовского сервиза. Нашел его в чулане. Более века пылился там подарок Людовика XVI». О верности семейного предания еще поговорим, а вот насчет пыльного чулана Феликс, вероятно, все же немного утрирует. Скорее во дворце Юсуповых имела место Сервизная кладовая, конечно, сильно уступающая зимнедворцовой, но по-всякому солидная. 

Что же такое черный севрский фарфор в принципе? Среди глазурей фриттового мягкого фарфора черной вообще-то не было. Но когда Севр узнал, что в Лиможе есть свой, французский, каолин, закупил его и радостно наладил производство твердого фарфора, к которому пришлось разрабатывать глазури совершенно нового состава, среди них оказалась и настоящая черная. А поскольку глазури твердого фарфора блестят заметно ярче, чем глазури фарфора мягкого, оказалось возможным с их помощью имитировать черный китайский лак. Тем более, что, как помним, в моду вновь вошли росписи шинуазри. Теперь их можно было делать не на белом, а на самом что ни на есть как-бы-лаковокитайском фоне. 

Другим важным новшеством были перемены в технике собственно росписи. Как упоминалось в одной из предыдущих серий, золотить стали в два и даже три цвета (красноватое, желтоватое и зеленоватое золото), это раз. А второе — одновременно с золотом для росписи стали использовать не серебро, но платину. Чем неудобно серебро, видно по представленной ниже мейсенской чашке. 

1715-30, Мейсен. Эрмитаж. Очень красиво, но когда это было не черным и матовым, а блестящим и серебряным, было еще красивее. К сожалению, со временем серебро чернеет и тускнеет, и исправить это, как я понимаю, невозможно, во всяком случае пока. Поэтому когда с июля 1790 г. платину стали использовать в росписи вместо серебра (прежде всего именно в шинуазри), это было воспринято знатоками с энтузиазмом.

Разноцветное золото, платина.


Однако 1790 — это уже почти перед самой революцией. А когда приходят подобные интересные времена, фарфору становится плохо. Безумная роскошь Севра сильно поувяла, мануфактуре сделалось не до шинуазри и платины, куда важнее было ввести в изделия революционную символику, сменить стиль и вообще выжить. Так что шинуазри на черном фоне с золотом и платиной сохранилось считанное число. Как мягко, но скромно указано в каталоге, «немногие музеи мира могут похвастаться наличием единичных предметов. Благодаря Н. Б. Юсупову Эрмитаж владеет 23 подобными предметами —  остатками двух десертных сервизов различных форм и одной декоративной вазочкой в форме луковицы, возможно, принадлежавшей к сервизу». 

Итак, десертный сервиз, роспись сценами шинуазри на черном фоне двухцветным золотом и платиной. Севр, 1791-1792. Твердый фарфор. «Виртуозно исполненная миниатюрная роспись, изображающая играющих и гуляющих  китайцев, сцены из семейной жизни и разнообразные занятия, причудливые архитектурные сооружения, деревья, травы, цветы, воспроизводит на фарфоре гравюры Ж. Пиллемана». 

Вполне вероятно, что предметы были частью сервиза fond noir, figures et fabriques chinoises imitant le laque en or jaune, or vert etplatine, проданного в 1794 г. за 5418 ливров торговцу Empaytaz. 

Сахарница с крышкой на поддоне

Поддон с двумя горшочками для конфитюра

Компотьер в форме раковины

Компотьер овальный

Тарелки 


Возможно, в сервиз также входила эта ваза 1790-93 гг. «с корпусом в форме луковицы на плоском круглом основании; с высоким узким горлом, заканчивающимся раструбом... на черном фоне фигуры китайцев в архитектурном пейзаже, написанные трехцветным золотом с цированным орнаментом и  платиной». Твердый фарфор; высота 22,8. 

Гипсовая модель вазы хранится на Севрской мануфактуре. Поступление: 1927 г. из ГМФ; ранее - собр.Юсуповых. 

Сервиз неописуемо прекрасен, но Феликс описывает, на минуточку, явно не его, а некий «сервиз из черного севрского фарфора в цветочек». Непросто представить себе цветочки на черном фоне шинуазри (хотя, конечно, можно). Однако благодаря а) простым, но ответственным юсуповским служащим, б) розыскам эрмитажных искусствоведов, в) рассказу хранителя западноевропейского фарфора Яна Виленского в одном из эрмитажных эфиров теперь мы можем себе твердо уяснить, что севрских сервизов с черным фоном у Юсуповых было целых два. Описание юсуповской коллекции, скажем так, недостаточно профессионально, да и сам Феликс описывает шедевр из чулана немного, эээ, неточно. Зато юсуповские служащие, вынужденные неоднократно транспортировать барские сервизы из одного дворца в другой, в т.ч. из одной столицы в другую, составляли точные и полезные для опознания, пусть и несколько своеобразные, описи фарфора. Что, собственно, и позволило эрмитажникам выявить среди предметов, переданных из частных коллекций, юсуповские сервизы. 


Итак, десертный сервиз номер два с вариантом декора, где есть а) черный борт, имитирующий лаковую поверхность и расписанный двухцветным золотом и платиной миниатюрными сценами шинуазри, б) контрастирующий с ним белый фон корпуса с полихромными лиственными гирляндами с цветами и ягодами в стиле т.н. «индийских цветов» (а почему индийских — традиционное старое название еще с начала 18 в., подозреваю, потому, что выглядят не очень европейскими). Севр, 1791-1 792. Впервые сервиз с такой росписыо («черный фон, шинуазри цветным золотом и платиной, цветы эмалями») был продан посланнику де Семонвиллю 6 мая 1791 г. Одна тарелка сервиза стоила 45 ливров. 

Бутылочная (слева) и ликерная круглая (справа) передачи, 1791.

Чашечки для мороженого 1791.

Мороженица 1791.

Компотьер треугольный 1792

Тарелка 

Тарелка 1793-1800. Поступление: 1925 г. из ГМФ; ранее - собр. Е. В. Шуваловой (Петербург). Эта тарелка и мороженица, пожалуй, идеальны для изучения «индийских цветов».

Увы, суровая правда дат производства сервиза губит красивое семейное предание. С 1789 г., когда взяли Бастилию, во Франции революция. Последний французский король был свергнут 10 августа 1792 г., заключен вместе с семьей в Тампль и казнен 21 января 1793 г. Эрмитажные предметы датированы 1791 и 1792 гг. (тарелка Шуваловой сейчас не в счет). Приходится признать, что в эти годы Людовику XVI было немного не до Севра вообще и подарков русскому князю в частности. Впрочем, Феликс тут не виноват, ему что сказали предки, в то он искренне и верил, зайчик. А вот найденное в чулане мог бы описать и поточнее. Но, видимо, он, непрофессионал, решил, что черная китайщина и черная китайщина с индийскими цветами на белом — части одного и того же сервиза. Что до остального, то фарфор, Севр, черный цвет и цветочки во фразе упоминаются? Ну и чем вы еще недовольны?

Ох уж эта аристократия. 

(у меня еще много всего продолжение следует)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded