anna_y

Categories:

Севрский фарфор в розовых тонах (1)

 

О какой из знаменитых севрских глазурей не было речи в прошлый раз? Правильно, о розовой. Но это легко исправить, чем мы сейчас и займемся. Правда, исправлять будем не в одном посте, потому что тем, связанных с розовой глазурью, несколько, и все вкусные. 

Итак. В следующих сериях мы узнаем о причудах моды, страстно пожелавшей сочетать розовое с зеленым; выясним, как сделать из фарфора розовый мрамор; ну и вообще красивые вещи посмотрим. Но сначала мы реконструируем один из самых красивых и уж точно самый радостный королевский сервиз. 

Розовая фоновая краска принадлежит к числу первых севрских знаменитых. Причем розовый помпадур — всего лишь один из ее оттенков. Так же, как зеленый или небесный, розовый в зависимости от условий обжига варьируется от светло-розового до оранжево-розового. Однако применять ее начали позже кобальта, beau blue, зеленого и даже желтого — первые вещи с розовыми фонами датируются 1757 г. Фишка в том, что в работе розовый даже более сложен, чем желтый. А еще очень высок процент брака на выходе. Мы редко об этом задумываемся, но на Севре, ориентированном на шедевры, бракованных вещей было чрезвычайно много. Когда делали для Екатерины сервиз с камеями, забракованных на последней стадии вещей было чуть ли не в три раза больше, чем тех, что удалось довести до ума. А ведь каждая севрская вещь — это крайне дорогая вещь. 

Так что изделия с розовым фоном достаточно редки. 

Со стороны королевских сервизов нас подстерегает другая засада, о которой уже говорилось: революция («ненавижу революции», командор Ваймс (с) ). «Исследования документов продаж навели Д. Петерса на предположение о том, что в 1759 г. Людовик XV мог приобрести сервиз с розовым фоном, часть тарелок которого была декорирована сценами охоты, а другая часть - цветами. В 1782 г. Людовик XVI купил несколько отдельных сервизных предметов с розовым фоном явно для восполнения утраченных». Очень хорошо. Но где, собственно, сервиз? Эрмитажные компотьер и две тарелки, судя по всему, относятся именно к нему, предположительно существовавшему королевскому. А остальное? Если толпа побила не все, к тому же в заварушке сунуть за пазуху, вынести и продать — это делалось в любую революцию, то не поискать ли вещи в других музеях? 

Начнем по порядку, с Эрмитажа. Выше — компотьер в форме раковины, 1766 г. из Музея Училища Штиглица. Розовый борт, на дне фигурный резерв с полихромной цветочной композицией, заключенной в золотой картуш из цветов, листьев и завитков. Ниже — две мелкие тарелки 1775 г., одна из собрания А.С.Долгорукова, другая снова из Музея Училища Штиглица. Розовый фон борта с овальными резервами в золотом обрамлении, в резервах полихромные цветочные гирлянды, между резервами попарно соединенные золотые цветочные гирлянды. На дне полихромная композиция из цветов и фруктов. 


Кливлендский музей искусства, два блюда и две великолепные миски на поддонах с крышками. Берем.

Пти-Пале, музей изящных искусств города Парижа. Вот такая отличная бутылочная передача. В резерве, правда, не цветы, а сцена охоты, но поскольку часть искомого сервиза была декорирована именно сценами охоты, — берем!

Оттуда же происходит тройная солонка, тоже со сценами охоты, сталбыть, наша.

Насчет круглой чаши-компотьера есть некоторые сомнения, поскольку он 1775 г., но, как мы помним, сервиз любили, юзали и неоднократно заказывали на мануфактуре дополнения. Пусть будет.

В Пти-Пале есть еще кувшин с тазиком, образующие рукомойный набор. И хотя рукомойные наборы в сервиз вроде не входит, кто их знает, этих Бурбонов. Декор вроде бы наш. Берем условно, для создания общего впечатления. 

А вот рукомойный набор из Метрополитен, вроде тоже розовый, вроде тоже цветы, пусть будет тоже, но исключительно для сравнения. Ну и для настроения тоже. 

В нашем гипотетическом сервизе определенно была и десертно-кофейно-чайная часть. Ибо в салоне фарфора виллы Эфрусси-де-Ротшильд на Лазурном берегу выставлены треугольный поднос и что-то вроде дежене, весьма подходящего 1757 г. 

Утро, кофе, сливки, очаровательная маркиза в утреннем дезабилье, еще красивый и любимый Людовик XV, розовое севрское дежене. Давайте добавим к сцене еще пару голландских цветочных ваз из Метрополитен...

 

...и пусть нам тоже будет хорошо.

(продолжение следует)



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded