anna_y

Category:

Севрский фарфор в розовых тонах (2)

В предыдущей серии про венсеннские глазури была, если кто еще помнит,  чашечка с довольно странным сочетанием зеленого и кобальтового фонов. Это где-то рубеж 1760 г., каплю до, немного после, когда в Севре вдруг заинтересовались тем, с каким бы тоном сочетать зеленый так, чтобы покупатель покупал и маркиза была довольна. Зеленый с кобальтом не пошел. А вот довольно странное сочетание зеленого и розового некоторое время было, видимо, очень модным, но потом как-то вдруг исчезло совсем, как бывает с остромодными вещами. Хотя много позже на мгновение к нему снова возник интерес, что для остромодного тоже характерно. 

Итак. В начале 1760-х гг. «на мануфактуре была в моде комбинация полей розового и зеленого фонов, сочетающаяся с фигурным или цветочным декором». В Эрмитаже есть два комплекта этих редких вещей. Во-первых, это парные розово-зеленые вазы с крышками, расположенные на высоких подставках, розово-зеленых же. 

Севр, 1760. На крышке вместо ручки лепная ветка «с зелеными листьями и позолоченными ягодами». В средней части корпуса и крышки широкий зеленый фриз. Верхняя и нижняя части корпуса и крышки розовые. И на зеленом, и на розовом фоне роспись золотом. В четырехлопастных резервах полихромные цветы.

Подставка зеленая с розовыми завитками вокрут сквозного отверстия и розовыми раковинами. 

Поступление: 1910 г. из Гофмаршальской части Зимнего дворца; ранее - в 1885 г. приобретены из Голицынского музея в Москве.


Во-вторых, это рукомойный гарнитур уже знакомого нам образца: кувшин обыкновенный (broc ordinaire) и тазик в римском стиле (jatte à la romaine),  «в росписи которых комбинация полей розового и зеленого фонов сочетается с полихромными композициями из цветов и фруктов». 

Севр, 1761. Здесь зеленый использован не так широко — на розовом фоне кувшина и тазика овальные резервы с росписью цветочками-ягодками-гранатом-виноградом-персиком обрамлены зелеными лентами. Зеленые ленты также вокруг основания кувшина. Ленты отделаны золотом и заканчиваются тоже золотом — перистым орнаментом, согласно каталогу, это листья аканта. 

 Поступление: конец 1920-х гг. из Музея Училища Штиглица.


Еще розовое с зеленым есть в Метрополитен. Довольно много. Вероятно, несколько перереставрированные (читай — подкрашенные), потому что доведены уж совсем до анилиновых оттенков розово-оранжевого и блистающего изумрудного. С другой стороны, а может, оно так свежопенько и было? В общем, пипл хавает. 

1759-60. Парные вазы-«пьедесталы»


1760, курильница из коллекции Пола Гетти. Чрезвычайное соответствие слову шинуазри, которое, как известно, китайщина. Но исключительно в хорошем смысле. Мечта о Китае, стране, где много маленьких вежливых китайцев, которые часто кланяются и занимаются разными забавными делами. 

1760. Цветочная ваза. 


1760. Парные ароматницы с канделябрами. Сто процентов подкрашивали. По-моему, еще и перезолачивали.


И так называемая ваза «индийская», тоже 1760 г. Достаточно тактичная и очень изящная вещь.


На чем розово-зеленое из моды вышло, и выпуск таких предметов на мануфактуре прекратили. Хотя в самом начале 19 в., еще до отмены мягкого фарфора, интерес вдруг возродился, но, видимо, разово. Ибо в великобританской Королевской коллекции есть пара севрских ваз мягкого фарфора с довольно знакомым сочетанием розового и зеленого. Но тут они, во-первых, тонов куда более согласованных и далеко не столь ярких, а во-вторых, с золотым орнаментом. Уж не говоря о форме собственно ваз и ровной спирали тоновых лент. 

Любопытно наблюдать, как изменяется очень рокайльный декор в эпоху ампира. 


(продолжение следует)



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded