anna_y

Categories:

Севрский фарфор. 1. Самая простая ваза

Ваза для цветов, она же жардиньерка, она же копия деревянного ящика для цветов, который всем, кто был в сезон в Петергофе-Царском, отлично знаком, потому что с 18 в. по наше время используется для декоративных деревьев. Это те, которые в климате неродные, а потому должны на зиму отправляться в оранжерею.  Форма простейшая, разве шишечки наверху посложнее будет обточить.

Тут, правда, есть нюанс. Если делать ящик из дерева, он — простейшая форма. А если из фарфора — все сложнее. Как все, что лепится из глины, фарфор не очень любит прямые углы, а на плоских вертикальных поверхностях норовит выползти за плоскость. Помнится, на ИФЗ рассказывали, что с знаменитым супрематическим чайником Малевича были первое время проблемы именно в смысле соблюдения углов и плоскостей. Впрочем, на ИФЗ справились, и в Севре тоже. А что до художников, то для них это, несомненно, благодать Божия, а не форма. 

Кубические ящики для цветов cuvette carrée, они же caisses carrées à fleurs, начали выпускать еще в Венсенне не позднее весны 1753 г. Автором этой модели, как и огромного множества других, считается королевский ювелир Дюплесси, по-настоящему нашедший себя в фарфоровом деле. 

Из четырех имеющихся вариантов росписи ваз начнем с эрмитажного. Вазы 1754 г., парные, поступили из Музея Училища Штиглица. Представляют собой  ящики на четыре плоских ножках, образованных углами ящика. Наверху на каждом из четырех углов — гладкие шишечки. На четырех стенках ящиков роспись по белому фону пурпуром (как мы помним, одна из фишек раннего Севра, он же Венсенн). 

Сюжеты — купидоны на облаках, каждая композиция в квадратной рамке, элегантно и ненавязчиво обвитой гирляндой роз. 

Напоминаю, что ящики вполне функциональны, и в них могли помещаться не только фарфоровые и вообще искусственные цветы, но и живые тоже: в дне каждого ящика пять отверстий. 


А вот несколько более поздняя (1760) ваза из Метрополитен-музея. 

Вместо купидонов — букетики, причем полихромные.  

Мотив квадратной рамочки, перевитой цветами, сохранился, но выполнена она уже не пурпуром, а синим.

Я бы осторожно сказала, что и букетикам в рамках кое-где тесновато, и сами рамочки производят впечатление добавленных в последний момент по категорическому требованию заказчика.  



А вот другой пример из Мета, очень нарядный, небесно-голубой фон и свеженькая позолота очень красивы в сочетании. Золочения на шишечках с годами все больше, здесь вообще сплошь.   

Букетику уже не тесно, и они с рокайльным медальоном очень хорошо друг другу подходят. В узоре золочения обратите внимание на что-то вроде имитации трельяжных сеток по бокам. 


И, наконец, ваза из Кливлендского музея. Цветы сменились птицами, причем чуть ли не портретными, причем в пейзаже с элегантно склоненными деревами. Что до фона, то он — кобальтовый, очень красивый, но не очень ровный. Впрочем, это лишь придает ему завлекательности и вида под лазурит. 


(продолжение следует)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded