anna_y

Categories:

Севрский фарфор. 6. Вазы недетская и детская

Прежде чем вернуться к оставленным на время кюветам, меланхолически отмечу, что голландские узкие вазы, пожалуй, больше всего похожи на то среднее, во что мы сейчас привыкли ставить цветы. А еще — что эта форма не была на мануфактуре первой. Еще в 1750 г., когда голландские вазы если и были, то в глубоком проекте, Венсенн (до переезда в Севр еще 6 лет) начинает выпускать т.н. вазы Дюплесси, по фамилии переметнувшегося королевского ювелира своего гениального модельера, создавшего столько форм, что их одних хватило бы до конца века и на разные сервизы, и на предметы туалета, и на всякие чашки-блюдца, и на вазы. Более того, формы Дюплесси-старший (был и младший, бронзовщик Севра) явно создавал с запасом, ибо на них отлично ложится не только рокайльный, но и классицизирующий декор. 

Vase Duplessis, если мысленно ободрать с нее навороты типа фестончатого края борта, фигурных ручек из завитков с позолотой и основания подчеркнуто неправильной формы, в целом очень напоминает самый что ни на есть классический греческий кратер. Весьма кратерообразна была любимая классицистами, в т.ч. севрскими, ваза Медичи, о которой, впрочем, не сегодня. 

Производство такого крупного и сложного предмета, как ваза Дюплесси, было для Венсенна непростой задачей. Мы знаем, что предметы тогда либо отливали по формам, либо делали на гончарном круге. Так вот, чтобы сделать вазу Дюплесси, надо было ножку и корпус вазы отлить по формам, затем выполнить раструб на гончарном круге, затем руками вырезать фестончатый край вазы, все это соединить и только потом пускать в обжиг. Ручки тоже делались вручную, так что они неровны и слегка асимметричны всегда индивидуальны.

На этом индивидуальность ваз Дюплесси не заканчивалась. Существовало два варианта ваз: с детьми, ах, простите, рельефными путти (vase Duplessis а enfans) — и без них (vase Duplessis sans enfans). 

1750 г. датируется ваза Дюплесси из Лувра, 1753-54 гг. — ваза Дюплесси из Эрмитажа. Обе без детей. Роспись в общем очень похожа, и то, что написано в каталоге Эрмитажа о нашей вазе, можно сказать и про луврскую. А именно. «На кобальтовом подглазурном (bleu lapis) с золотыми прожилками фоне корпуса и ножки вертикальные резервы, заполненные на корпусе полихромными ветвями цветов, переходящими в нижней части корпуса и на ножке в орнаментальные мотивы, написанные кобальтом и золотом; обрамления резервов и края горла и ножки позолочены». 


1752-53 гг., Эрмитаж. Поступление в 1918 г. из собр. А. С. Долгорукова. 

Если играть в игру «найдите десять отличий», то на ручках луврской вазы лепные цветы, очень красивые и очень непрактичные (впрочем, ручки венсеннско-севрских ваз вообще, как помним, не для реальной жизни предназначены). Зато расположенные выше листья, из которых как бы вырастают перегородки между вертикальными резервами, у нас золотые, а не синие, как в Лувре.  

Цветы в вертикальных медальонах в эрмитажной вазе сдвинуты по отношению к луврской вниз. По мне, замечательное решение — свободный от цветов верх белых медальонов-лепестков подчеркивает расширение раструба кверху и вообще делает вазу легче.  

На ножке луврской вазы между кобальтом больше золота, на эрмитажной очень элегантные белые полосы с орнаментом. 

Наконец, на как бы естественно неправильном (вероятно, под мрамор) основании эрмитажной вазы — очаровательная композиция: красные ягоды на зеленых листьях. 


Теперь о детях. В коллекции Фрик пара ваз Дюплесси 1753 г., «детский» вариант. Углубления в тулове потребовали другого дизайна — ниша белая как фон для путти, на остальном много не нарисуешь, поэтому голубая глазурь, золотые листочки арочкой вокруг ниши и вместо неправильно-беломраморной структуры основания довольно обычное чередование полос голубого и золотого. 

Другая пара «с детьми» — 1756-57 гг. из музея Севра. Та же модель, включая путти, разве фон не голубой, а зеленый. 

На этих снимках видно, что ручки тоже на белом фарфоровом поле. 

К концу 1750-х, когда классицизм поднимает свою варварскую (копирайт мастеров севрской мануфактуры) голову, в вазе Дюплесси внезапно выявляется все то, за что ценили классицисты вазу Медичи, а именно — кратер. Лувр, 1759-60. Дети, само собой, отправлены в отставку за рокайльность. Фон галечник, золотым по кобальту, край перестает быть фестончатым, резерв огромный и ровный, ручки перестают золотиться, а на основании появляются раковины Св.Иакова, хорошо знакомые нам по компотьерам-раковинам. 

Ваза Дюплесси 1760 из Чикагского художественного института. Само собой,  без детей, но с попыткой усилить классичность. Плетенка с синими треугольниками была в одной из предыдущих серий. Медальон с «птицей в островке» занимает практически всю поверхность тулова. Синим тронуты ручки и раковины на основании. Но все это в общем не спасает вазу Дюплесси, даже в недетском варианте, потому что есть ваза Медичи, которая проще и классичнее по форме. Ею и займутся великие севрские фарфористы до конца 18 в. и почти весь век 19. Что до вазы Дюплесси, то само ее название затеряется и будет вновь открыто лишь в 20 в. Такова фарфоровая се ля ви. 

(продолжение следует)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded