Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

О былом - 3: Екатерининский парк Царского Села

По-прежнему Царское.

Парковый павильон Эрмитаж, расположенный к юго-востоку на центральной оси Екатерининского дворца, за Рыбным каналом, - один из интереснейших памятников архитектуры русского барокко середины XVIII века. Он предназначался для развлечений в узком кругу приближенных (отсюда и название - в переводе с франц. "уединенное место".) Разработка плана павильона принадлежала М. Г. Земцову, а строительные работы вел С. И. Чевакинский.
Начатая весной 1744 г. кладка фундаментов к осени того же года была закончена. Летом 1749 г. павильон был отстроен, но в этом же году его фасады были переделаны в соответствии с проектом Ф.-Б. Растрелли. Идея Растрелли заключалась в том, чтобы сделать павильон как бы отголоском главного сооружения ансамбля - Екатерининского дворца. В соответствии с замыслом архитектора в 1751 г. лепных дел мастера Дж.-Б. Джани и Г. Ф. Партир установили 68 больших и малых капителей на колоннах и 28 - на пилястрах фасада.
Здание было построено к 1756 г. Оно состоит из центрального прямоугольного объема, возвышающегося над четырьмя кабинетами, поставленными на продолжении его диагоналей. Здание располагалось на мраморной площадке, окруженной фигурным рвом и балюстрадой с золоченой деревянной скульптурой. Ярко окрашенный фасад с множеством белых колонн (64 колонны по окружности здания) покрыт лепными украшениями в виде гирлянд, масок, раковин.
В наружном убранстве Эрмитажа Растрелли применил круглую скульптуру: восемь статуй стояли на постаментах балюстрады у основания восьмигранного купола, четыре завершали кровли кабинетов. Центральный купол Эрмитажа венчала группа "Похищение Прозерпины". Кроме этого павильон украшали 16 статуй, расставленных между группами колонн на фасадах кабинетов. Они стояли на постаментах, декорированных рокайлями и судя по изображению на чертежах и гравюрах, ни одна из них не повторяла другую. Статуи Славы, полулежащие на больших фронтонах, поддерживали великолепный картуш с вензелем императрицы Елизаветы Петровны.
К сожалению, к настоящему времени все статуи утрачены.
Богатая декоративная отделка, яркое сочетание золотого, белого и лазоревого цветов фасада, общий характер парадности объединяли Эрмитаж с Екатерининским дворцом. Это единство подчеркивается и самим расположением павильона - в конце аллеи, идущей от центра дворца.
Композиционная основа характеризуется типичным для барокко диагональным построением плана. Растрелли обработал углы здания вытесанными из из пудостского известняка колоннами, поставленными на пьедесталы и завершенными антаблементом с полуциркульными фронтончиками. Благодаря этому Эрмитаж производит впечатление затейливой раззолоченной игрушки. Фасады на малых фронтонах украшают аллегорические статуи, вазы, лепные украшения. Два больших фронтона оформлены клеймами с сидящими фигурами. Вызолоченные статуи и лепные украшения стали основой декора фасадов Эрмитажа. В 1753 г. лепные украшения были вызолочены, а фасады полихромно окрашены: на ярко-бирюзовом фоне выделялись белые колонны и наличники, вызолоченные лепные детали и скульптура. Кровля, первоначально зеленая, в 1755 г. была выкрашена в белый цвет, а украшавшие ее статуи и гирлянды вызолочены.
Особый характер Эрмитажному участку парка придало то, что павильон, стоявший в центре площадки, вымощенной черными и белыми мраморными плитами, был окружен рвом фигурной барочной формы, заполненным водой, и соединялся с парком двумя мостами; ров был обнесен балюстрадой, также украшенной статуями и вазами. Высокая ровно подстриженная листва деревьев на аллеях, сходившихся к Эрмитажу, составляла спокойный фон для динамичной архитектуры павильона и его декора, насыщенного цветом и пластикой.
В "уединенном месте" любила бывать императрица Елизавета, а впоследствии и Екатерина в компании избранных вельмож и иностранных гостей. Там господствовала атмосфера нескончаемых праздников, беззаботного веселья. Для большей занятности вместо обычных лестниц были устроены подъемные канапе - предшественники современных лифтов. Маленькие диванчики, обитые зеленым бархатом и золотым позументом, с помощью специальных устройств доставляли званых гостей наверх.
Декоративное убранство Эрмитажа близко по своему характеру к убранству Большого зала Екатерининского дворца. Интересна внутренняя отделка главного зала Эрмитажа, созданная Ф.-Б. Растрелли. Зал был полон света благодаря широким окнам, служившим одновременно дверями для выхода на балконы. В простенках между ними размещались зеркала в вызолоченных резных рамах, переходящих в обрамления живописных десюдепортов. Назначение интерьера подсказало сюжет живописного плафона, написанного Дж. Валериани и И. И. Бельским и изображавшего "Юнону и Юпитера, приглашающих небожителей к накрытому и уставленному роскошной посудой столу". Сюжеты для живописных панно над зеркалами среднего зала, а также плафоны кабинетов Дж. Валериани заимствовал из "Метаморфоз" Овидия: "Вакх и Ариадна", "Аполлон, преследующий Дафну", "Вакх, венчающий Дафну звездной короной", "Похищение Европы" (любопытно, что все сюжеты плафонов маленьких кабинетов имеют эротический оттенок и тоже... гм... вероятно, подсказаны назначением интерьеров :D). Живопись потолков галерей работы А. Перезинотти представляла собой аллегории времен года в виде амуров с традиционными атрибутами: гроздьями винограда, цветами и снопами пшеницы.
Зал был полностью изолирован от внешнего мира и недоступен даже для прислуги: "Пять сервированных столов, - вспоминает современник, - неожиданно для присутствующих появлялись из-под пола. Специальные, входившие в их сервировку деревянные нижние тарелки опускались и поднимались по железным трубам, доставляя на стол желаемые кушанья. Для заказа служили грифельные доски и система сигнализации в виде колокольчиков на веревках. Когда обед кончался, столы снова исчезали, парадная столовая превращалась в большой зал и по паркету, набранному из заморских древ, кружились и скользили танцующие". В крохотных кабинетах-гостиных Ф.Б. Растрелли также использовал живопись, зеркала, резьбу. Посреди здания был устроен колодец с превосходной студеной водой, находящейся всегда на одном уровне.
Последний раз механизмы Эрмитажа использовались в 1817 г. в день празднования бракосочетания будущего Императора Николая Павловича с Александрой Федоровной.
В конце XVIII века по распоряжению Екатерины II был засыпан фигурный ров, сняты мраморные плиты на площадке, убрана часть скульптуры на фасаде и кровле. Но и в таком виде павильон не потерял своего значения как уникальный памятник архитектуры XVIII века.
В годы Великой Отечественной войны здание было сильно повреждено, и восстановлено силами объединения "Реставратор" и Ленинградского отделения Художественного фонда. Из сохранившихся барельефов наиболее интересны тридцать две лепные панели работы скульптора И. Дункера, помещенные в нишах пьедесталов колонн, Их сюжет - игры амуров. Сейчас эти барельефы сняты для музейного хранения, а на их место до окончания реставрации павильона временно поставлены копии. Вымостка площадки вокруг Эрмитажа и фигурный ров вокруг павильона к настоящему моменту восстановлены, начата реставрация интерьеров.



Эрмитажная кухня

Эрмитажный участок имеет свой выход в город через проезд, сделанный в центре одноэтажного красного кирпичного здания, построенного в готическом стиле, характерном для эпохи русского классицизма XVIII-XIX веков. Это сооружение - Эрмитажная кухня, называвшаяся также придворной булочной. Она стоит на границе парка у канала и соединяется мостом с его набережной.
Архитектурный замысел кухни связан с начатым в 1774 г. сооружением Каскадного канала вдоль границы Старого сада. Замена старой глухой каменной ограды каналом и набережной и другие мероприятия были частью широкой программы реорганизации Царскосельского парка.
В. И. Неелов, по проекту которого в 1775-1776 гг. построена кухня, в 1748 г. был назначен "архитекторским помощником" и являлся правой рукой Растрелли, а в 1760 г. его перевели в архитекторы. Зодчий, всю свою жизнь он посвятивший строительству Царскосельского дворца и парков (дело великого зодчего продолжили и его сыновья - И. В. Неелов и П. В. Неелов), был командирован в Англию для изучения парковой архитектуры. Он привез оттуда много рисунков, копии проектов садовых павильонов, каскадов, мостов. Распространенная в Англии мода украшать парки постройками, стилизованными в духе английской готики, нашла свое отражение в парках Царского Села и, в частности, в здании Эрмитажной кухни.
Это выразилось и в материале - кирпиче, позднее окрашенном в красный цвет с белой расшивкой швов, и в характере деталей завершающей части здания - зубчатом парапете с увенчанными шарами обелисками-пиннаклями по углам, и в двухъярусной башне над проездом также с зубчатыми ограждениями первого яруса и ее крыши.
Но, несмотря на все эти псевдоготические мотивы, Эрмитажная кухня предстает перед нами прежде всего как памятник раннего классицизма. Об этом говорят простая и строгая трактовка фасадов с неглубокими нишами, оформление окон гирляндами, модульоны в обработке карнизов и, наконец, выделение деталей белым цветом. Для акцентирования углов фасадов павильона В. Неелов применил мотив полуциркульных ниш, в которых были размещены декоративные вазы, в XVIII веке называвшиеся иногда "кубами" из-за их геометрической формы, массивности и тяжеловесности. В декорации фасадов Эрмитажной кухни использованы и другие приемы, типичные для раннего классицизма. Такова, в частности, обработка стен филенками и гирляндой лепных полотенец над аркой ворот. Проезд под аркой закрывался изящными коваными воротами, исполненными искусным кузнецом Лукьяном Нефедовым. Это сооружение также называют "красными воротами".

Tags: пригороды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments