Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Обещанное для Вики - 1, или Как не получила шансов начаться большая и крепкая дружба

ГП-1. Магазин.


В глубине магазина на табуретке стоял мальчик с бледным, вытянутым лицом, а вторая ведьма подкалывала булавками подол его длинной черной робы. Мадам Малкин поставила Гарри рядом на стульчик, надела ему через голову длинное платье и стала определять нужную длину.
– Привет, - сказал мальчик, - тоже в Хогвартс? (Положим, Малфой гораздо менее замкнут и застенчив, чем Гарри, но все-таки именно он заговаривает первым. И неизвестно с кем. А мог бы маглом оказаться, кстати :D)
– Да, - кивнул Гарри. (Очень скромная реакция, не слишком поощряющая дальнейшее общение. Если бы он сказал: "Да, а ты?", было бы совсем другое).
– Мой папа в соседнем магазине покупает учебники, а мама выбирает волшебные палочки на том конце улицы, - сообщил мальчик (это называется меня обслуживают родители, и вообще я весь крутой, потому что умею заставить их бегать вокруг себя). У него был скучный, манерный голос (чистейшей воды поза). – А потом я их поведу смотреть на гоночные метлы (не они меня, но я их... сказано же, я крутой). Не понимаю, почему первоклассникам нельзя иметь собственные метлы. Надо будет все-таки заставить отца купить метлу, я уж как-нибудь протащу ее в школу (нет, ты хорошо услышал, что родители у меня на побегушках?).
Гарри непроизвольно вспомнил о Дадли (еще бы не вспомнил. С его точки зрения, одно из самых отвратительных качеств человека - капризное использование родителей, которых у Гарри нет... и одновременно их же, родителей, недооценка и неблагодарность... а еще несамостоятельность. Короче, Малфой распустил хвост, как положено в этом возрасте, но промахнулся с самого начала, и очень крупно).
– А у тебя есть метла? – приставал мальчишка. (Нет, ему определенно Гарри чем-то интересен).
– Нет, - ответил Гарри. (Всегда неприятно признаваться, что ты не такой, как другие).
– А ты в квиддич-то вообще играешь?
– Нет, - снова ответил Гарри, гадая, что за штука квиддич. (Очень неприятно признаваться, что ты не такой, как другие! )
– А я играю – папа говорит, будет преступление, если меня не выберут играть за мой колледж, и, должен сказать, я тоже так думаю (в целом я, пожалуй, согласен с Рокфеллером...). Ты уже знаешь, в какой колледж идешь? (Вопрос явно из серии "Давай поговорим, мне про тебя интересно, а что ты скажешь - не главное").
– Нет, - с каждой минутой Гарри чувствовал себя все глупее. (Очень, очень неприятно признаваться в том, что ты неполноценный!!)
– Ну, вообще-то никто точно не знает, но я уверен, что попаду в Слизерин, у нас вся семья там училась – ты только представь, каково попасть в Хуффльпуфф, я бы ушел из школы, честное слово, а ты? (Мало того, что Малфой Гарри ставит на одну доску с собой - он еще и уважительно интересуется его мнением... нет, определенно, это любовь с первого взгляда. За ним такое практически не водится).
– Мммм, - промычал Гарри, сожалея, что не может сказать ничего более содержательного. (Ну почему - если бы мальчик не был так зашуган, мог бы и послать на этом месте без объяснения причин).
– Посмотри-ка на этого дядьку! – воскликнул вдруг мальчик, кивая в сторону витрины. За окном стоял Хагрид, он скалился и вертел в руках два больших рожка мороженого, чтобы показать, что не может войти. (О, щас мы еще и Хагрида вместе обсмеем!)
– Это Хагрид, - сказал Гарри, довольный, что знает хоть что-то, чего не знает противный мальчишка. – Он работает в Хогвартсе. (Маленькая, пока очень маленькая возможность отыграть очко... мелочь, но приятно).
– А-а, - протянул мальчик, - я о нем слышал. Он какой-то прислужник, верно? (Ну ладно уж... я тебе прощу, что ты знаешь больше, чем я, потому что ты мне симпатичен...)
– Привратник, - поправил Гарри. Мальчишка с каждой секундой нравился ему все меньше и меньше.(Очень точное изображение ситуации).
– Точно-точно. Как я слышал, он что-то вроде дикаря – живет в хижине во дворе школы, иногда напивается и начинает колдовать, а кончает тем, что поджигает собственный дом. (Нет, все-таки я крутой и все знаю!)
– А мне кажется, он замечательный, - холодно возразил Гарри. (А вот Хагрида ты не трожь)
– Неужели? – произнёс мальчик, немного надменно. – А почему ты с ним? Где твои родители? (Между прочим, сразу ухватил суть).
– Умерли, - коротко ответил Гарри. Он не собирался обсуждать эту тему, во всяком случае, не с этим воображалой. (Иголки уже вполне готовы к выставлению).
– Какой ужас, - сказал тот без эмоций, – но они были из наших, да? (Малфой явно не понимает, что такое потерять родителей. Благополучный ребенок, которого никогда не били по мозгам).
– Они были ведьма и волшебник, если ты это имеешь в виду. (А вот уже и иголки полезли).
– Я думаю, тех, кто не из наших, вообще принимать нельзя, правда? Они же не такие, не так воспитаны. Представляешь, некоторые даже не знают, что такое Хогвартс, пока не получат письмо. Мне кажется, надо принимать детей только из старинных колдовских семей. Кстати, а как твоя фамилия? (Ну я же говорил - ты свой. Ладно... я тебя уже простил, и вообще, давай поговорим, а?)
Но, прежде чем Гарри успел ответить, мадам Малкин сказала: «Вот и готово, милый», и Гарри, радуясь поводу прекратить разговор, спрыгнул со стула. (Между прочим, даже не прощаясь).
– Ладно, увидимся в Хогвартсе, - сказал манерный мальчик. (Ну, ты же меня не забудешь, правда?)
Гарри вел себя очень тихо, пока ел мороженое, которое принес Хагрид (малиново-шоколадное, с орехами).
– Что случилось? – заметил неладное Хагрид.
– Ничего, - соврал Гарри. (Бедняга).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments