Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Сан Джиминьяно (3)

"Башни составляют гордость и славу Сан Джиминьяно. Они делают его историческим чудом, сбывшимся сном о гвельфах и гибеллинах, о Данте, о благочестивых сиенских «фресканти». В XIV веке их строила крошечная городская республика, строили местные знатные фамилии. Они до сих пор хранят старые имена, еще и теперь одну из них называют башней Сальвуччи и другую, по имени непримиримых врагов этой фамилии, башней Ардингелли. В таких же башнях были когда-то Флоренция и Сиена. Там время и новые потребности жизни их уничтожили. Их сохранил только этот маленький городок, обойденный благами и соблазнами культуры. Он охранял эти бесполезные и странные сооружения, точно лучшее свое достояние. В XVII веке городское управление предписало горожанам под строгою ответственностью поддерживать неприкосновенность башен, а тем, кто допустил их разрушение, приказало восстановить их в первоначальном виде. «Per la grandezza della terra» [«Ради величия родной земли»], - сказано в этом документе редкой и возвышенной народной мудрости.


башни-близнецы Ардингелли и Сальвуччи

башни-близнецы

Torre del Diavolo

башни Сан Джиминьяно

вид с Торре Рогноза

Сан Джиминьяно

Сан Джиминьяно

Сан Джиминьяно

Сан Джиминьяно


Темный свод и высокая освещенная солнцем башня – в таких резких противоположностях рисуется нам время Данте. Темные страсти на дне жизни и полет в небо одиноких мистических светочей, поднявшихся из ее каменных лабиринтов. Но и не только это. Еще – пестрая ткань жизни, смех, звон лютни, беспечная юность и любовь на время. Так говорит нам один стариннейший поэт, родившийся в этом самом городке, быть может, еще раньше, чем Данте – «fu nato e cresciuto sovra ‘l bel fiume d’Arno alla gran villa» [«он родился и рос в большом доме над чудесной рекой Арно»]. Фольгоре да Сан-Джиминьяно посвятил один цикл своих сонетов флорентийскому кружку молодых людей и женщин, собиравшихся для наслаждений, и другой цикл он посвятил такому же кружку в Сиене. Самые названия этих циклов, «Месяцы» и «Дни», выражают его любовь к сменяющимся простым радостям мимотекущей жизни. Стоит ли искать чего-нибудь, когда так хорошо в январский день выйти на улицу тихого Сан Джиминьяно и перебрасываться снежками с красивыми девушками?

Uscir di for a alcuna volt ail giorno
Gittando della neve bella e Bianca
A le donzelle, che staran dattorno

(Я выходил из дома несколько раз в день,
Бросаясь снегом, белым и красивым,
В девушек, которые стояли вокруг).

Или когда придет май и когда станут

Pulzelette, giovane e garzoni
Baciarsi nella bocca e nelle guancie…

(Девы, девушки и юноши
Целоваться в губы и щеки…)

Нам трудно представить себе те игры и те поцелуи на этих узких улицах маленького городка, среди бедных и суровых каменных стен, у подножья непонятно кому угрожающих башен. Улыбка той жизни, ее теплота давно отлетели. История записала все распри и бедствия того времени. Величайший из всех бывших на земле поэтов создал храм, в котором до сих пор обитает высший дух эпохи. Но исчезли навек однодневные мысли, чувства и дела людей, - весь тот драгоценный малый мир, которому суждено исчезать бесследно и который не в силах запечатлеть даже всесильное искусство".


Пьяцца дела Чистерна

Май. У городских стен

дворик

Сан Джиминьяно

Сан Джиминьяно
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author