Анна (anna_y) wrote,
Анна
anna_y

Categories:

Что тебе снится, крейсер «Аврора»?..

И правда, что?

Эта песенка про «флагман революции» была написана в 1976 году для мультфильма, в ней старый корабль вспоминает свои былые подвиги. К сожалению, воспоминания нынешней «Авроры» начинаются с 1984 года, когда ее торжественно отбуксировали на реставрацию на Ждановский завод. И лишь некоторые части нынешнего макета в натуральную величину, стоящего у Нахимовского училища, могут помнить революцию, Балтику и Цусиму.

Ручьи в тумане

Ноябрьские сумерки в деревне Ручьи, что на Сойкинском полуострове, начинаются утром и заканчиваются вечером. Туманы с моря наползают такие, что дня просто нет. Ветры рвут кроны сосен, забираются под одежду редким прохожим. И почти каждый из них, заслоняясь рукой от непогоды, на вопрос: «Где у вас тут «Аврора»?» скажет: «Да в конце мощенки, у старой гавани».

Мощенка довоенная, но еще крепкая, между булыжниками не растет трава. А ездят по ней в основном рыбаки, причем не колхозные, — колхоз «Балтика», кормивший когда-то всю Ленобласть шпротами, умирает. Это частники или скучающие дачники, выбравшиеся на пикник. В конце этой дороги — какие-то старые бетонные пирсы, полуобрушившиеся, но все еще огромные, и сколько глаза хватает — все побережье утыкано некими бетонными конструкциями. Здесь когда-то была построена военно-морская база, которая должна была стать более крупной, чем Кронштадт. Ее взорвали наши при отступлении в 1941 году. У левого пирса лежат два ржавых остова, но это явно не «Аврора». А вот в самом конце правого из воды высовывается нечто — большое, металлическое, округлое. И волны, перекатываясь за ним, порой слегка обнажают какое-то длинное сооружение, будто борт затопленного корабля. Это подлинный фрагмент самой настоящей «Авроры» — отрезанная и признанная неремонтопригодной ее подводная часть.


Революция против прачечной

Почти все, что есть на нынешнем крейсере, музеефицированном еще в 1956 году, в той или иной степени имеет отношение к флоту, но еще в большей степени — к революции, ибо не воссоздание судна постройки начала XX века, боевого русского корабля было целью капитального ремонта и реконструкции. Когда в начале 80-х годов решали, что делать с состарившимся судном, в каком виде его восстанавливать, Объединенный совет ветеранов войны и Военно-морского флота вынес свой вердикт: «Музей нужно сохранить, и место ему только на корабле. Что касается мнения тех товарищей, которые предлагают не создавать музея на корабле, а восстанавливать каюты офицеров, матросские кубрики, прачечную, карцер, церковную палубу с атрибутами религиозного культа, то это уже будет не памятник Великого Октября, а памятник отечественного кораблестроения начала XX века». Поэтому судно практически выпотрошили и переделали под нужды музея. Между прочим, в 1998 году на «Авроре» снова восстановили корабельную церковь с иконостасом, так что кое в чем ветеранов все-таки потеснили — с государственной религией шутки плохи.

Сейчас история последнего ремонта «Авроры», приведшего к утрате многих «родных» ее фрагментов, уже подзабылась. Хотя даже при начале ремонта были противники таких методов «реставрации», что, кстати, в андроповские времена было небезопасно. Известна полемика научного руководителя ремонта Виктора Бурова и его главного оппонента Рафаила Мельникова, историка и корабела. Буров утверждал, что судно изношено до предела, и только полная замена корпуса его спасет. Мельников полагал, что корпус еще вполне пригоден для содержания судна на плаву без переделки. Кто прав — сказать трудно, за каждым мнением — горы бумаг и цифр, но есть один факт. И его подтверждают все, кто видел «Аврору» в полуразделанном и уже разделанном состоянии. Днище судна было покрыто цементными заплатками — корабелы называют это «цементными ящиками»: между продольными и поперечными балками днища (флорами и стрингерами), которые образуют клетки, в прохудившемся «квадрате» заливали цемент. Таких «ящиков» на старом судне были десятки. Зацементированное судно могло держаться еще несколько лет, но оно тяжелело, мореходные качества его ухудшались, а под цементом металл разрушался бесповоротно. Те суда, днища которых начинали цементировать, не предполагалось ремонтировать в дальнейшем. Так что судьба «Авроры» была решена задолго до 1984 года — ее подводную часть даже не взяли в металлолом, слишком много цемента она содержала.


Крейсер для разделки рыбы

А подводная часть — это не так мало. Высота отрезанной части — шесть с половиной метров. Это, грубо говоря, огромная баржа. Ее почему-то не утилизировали на месте, на Ждановском заводе, хотя в окрестностях там масса корабельных кладбищ. Вероятно, принять решение о физическом уничтожении раритета никто не рискнул, поэтому поступили просто: загнали в деревню подальше, чтобы никто не нашел. В современных официальных документах (в том числе и на сайте Центрального военно-исторического музея, филиалом которого является музей на «Авроре») сказано, что этот обрубок использовали как волнолом в Усть-Лужском порту. На самом деле его сразу выпросили вистинские колхозники: как только несчастный остов поставили в старом порту в Ручьях, его сразу приспособили как дебаркадер для разделки рыбы. Увы, на плаву кусок «Авроры» продержался недолго и закончил свои дни возле пирса. Где мы его и нашли — исключительно благодаря наводке кингисеппских коллег из газеты «Восточный берег».

Да, корабли не вечны. «Аврора» не могла выстоять сто лет. Только несколько беспокоит моральная сторона дела. Если наши патриоты так пекутся о сохранении реликвий, почему им до сих пор наплевать, что часть боевого корабля валяется без почета, без призора? Между прочим, во время «реставрации» куски металла и дерева с настоящей «Авроры» многими сотнями килограммов шли на сувениры морякам. А в Своде законов Российской империи 1722 года Петром I было записано: «Надлежит вам беречь остатки кораблей, яхт и галер, а буде упустите, то взыскано будет на вас и на потомков ваших:»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments