June 15th, 2004

я

Мелочь, но приятно

Гуляем с ребенком под дождем. Ну то есть идем из магазина - гром грохочет, дождик льет, мы все равно идем вперед... сирень пошли обнюхивать на бульваре.
Рассказываю ему про материки, про Антарктиду, как ледники текут, как айсберги образовываются, и все такое.
Тем временем дождик прекращается, и на горке появляются дети.
Иди, говорю. Погуляй часок до восьми.
Мама, говорит он укоризненно. Я хочу дослушать.
Ну прямо орден на грудь прицепил...
я

ГП-3: маньяки, качели под луной, любовь и прочее

Всего-то поменяли режиссера, а как расцвела экранизация.

Вообще это первый фильм из ГП, который я бы хотела смотреть. Предыдущие можно просто пропустить.

Первая половина сделана невероятно любовно, со вкусом, с нежностью и глубоким пониманием.

Вторая сильно скомкана. Местами буквально до безобразия.

Больше всего возмутит уважаемых френдов моя глубокая убежденность, что Рикман (превосходный актер!) совершенно не Снейп, а Олдмен (великолепнейший актер!) не совсем Сириус. (Где ты, Ральф Файнз???) Тьюлис… ну, Тьюлис. Верленом он был лучше, даром что при Ди Каприо. Но и Люпином так ничего… суетится немножко слишком.

Что касается того, во что превратили благородного волка лучи киношной луны – пошто обидели собачку, гады?! Вас бы так…

Логических огрехов много, но больше всего просвунило меня от ощущения, что бедному проф.Люпину так и бегать теперь до самой до смерти по Запретному Лесу в облике вида страшного.

Хорошего тоже много.

Как всегда у меня бывает, больше всего понравилось там, где экранизированы не буква, а дух.

Трогательно крут дядя Вернон, пытающийся поймать Гарика за выполнением домашнего задания ночью в спальне.

Фонарь гаснет перед появлением Грима, и детская площадка оживает в ночи. Движущиеся сами по себе, без детей, качели и карусельки производят совершенно потрясающее впечатление.

Отличный типаж – Стэн из автобуса. И говорящая голова тож. Отличный черный юмор.

Куарон выжал из Редклиффа больше того, чем можно было ожидать. Вопрос о том, есть ли у Гарри детство и минуты счастья в оном, автоматически отпадает в сцене, где мальчишки примеряют голоса животных, а у заглавного героя из ушей валит белый пар. Да, это счастливое детство. Без базару.

Ах, как натурально Малфой влюблен в Гарри! По макушку.

А вообще… Почти все прощаю за тот момент, когда Гарри верхом на гиппогрифе, касающемся лапой поверхности воды, летит над гладью озера и кричит от счастья. Есть здесь замечательная, немного мистическая тоска, всегда присущая настоящему полному счастью…

Возможно, это еще и тень из будущего. Но, во всяком случае, Волдеморту и не снилось, что мир можно получить и вот так - не подчиняя, а сливаясь с ним.

Если бы все было на уровне этого эпизода, фильм был бы безупречен.