July 29th, 2005

я

Показала ребенку "Царство небесное" - исключительно с целью повышения исторической образованности.

Ну а заодно и сама посмотрела.

Гм. Конечно, главное - это что Леголасу дали наконец покомандовать обороной Хельмовой Пади. А в остальном - ну что ж? Вопреки декларируемому мною общему медицинскому цинизму и прочему скепсису, мягкий и отзывчивый я, видимо, человек. Не в силах иронизировать над наивной, цельной и серьезной попыткой доказать, что даже малое зло ради большого добра совершать-таки не стоит. Так что Бог с ним, с фильмом. У него были Цели, есть пара Эпизодов, и кое-что даже соответствует историческим фактам. Куда лучше того, как обошлись с Железной Маской и беднягой д'Артаньяном в исполнении Бирна.

А вот Ридли Скотта жалко. Как говорила одна ехидная герцогиня у Бальзака о подруге, вместо того, чтобы благородно выброситься из окна, она вульгарно скатилась по лестнице. Как были хороши его первые фильмы - и что рядом с ними вот это все, шквалово-крестоносно-гладиаторовое.
я

(no subject)

Роулинг делает большое дело: с достойными Дамблдора терпением и изобретательностью пытается вбить в дурные / молодые головы, что в жизни:

а) все непросто, и надо быть внимательным,
б) люди разные нужны, люди разные важны.

Делает она это не напрямую, а опосредованно, опять же как Дамблдор, и, скорее всего, подобные методы воздействия, как любит подчеркивать Директор, окажутся более эффективными, чем лобовая атака.

Что до системы ее этических принципов и морали, то здесь она на очень высоком уровне. Но ее строгость и прекрасная выдержанность на этот счет основаны на глубоком понимании людей и любви к ним. А также снисходительности к их ошибкам. В отличие от многих ее поклонников, у которых высокая и строгая мораль как раз основана на абсолютном непонимании и незнании окружающей реальности. :)))

По-моему, так (с. Винни-Пух).
я

(no subject)

На пляже видела не совсем нормального психически ребенка, которому в 7 лет разрешается убивать рыбок и насекомых сколько хотел - чтобы дать маме спокойно поболтать на подстилке. О каждой смерти он громко и торжествующе оповещал пляж. Мама не очень его останавливала, причем под свое невмешательство подвела солидную базу: если его слишком останавливать, он разнервничается и начнет плакать, а потом, он ведь и так обделенный жизнью, она не хочет быть с ним жестокой.

Двадцать лет назад я бы его убила, а десять лет назад промолчала бы и долго плакала потом от сознания людской дури и жестокости. Но в моей жизни много чего было, так что подозвала я сына, когда мальчик Ваня как раз нес маме очередную умирающую стрекозу, и громко, задушевно, подробно попросила никогда не быть таким плохим мальчиком, как этот урод.

Урод, правда, издал неслабый вопль "АОНАУЖЕМЕРТВАЯМЕРТВАЯМЕРТВАЯ!!!", но перестал. Не знаю, правда, надолго ли, потом я их не видела.