December 21st, 2005

я

Какой прекрасный текст

Из книги о.Андрея Кураева о "Мастере и Маргарите" (здесь - http://www.kuraev.ru/forum/view.php?subj=29715&order=asc&pg=0)

СКОРО ЛИ ПАСХА?
Только когда Воланд покидает Москву, писатель отмечает, что в ней все же были христианские храмы: с Воробьевых гор нечисть сверху вниз взирает на Москву и «на пряничные башни девичьего монастыря» (гл. 31).
Этот монастырь, вдруг мелькнувший в сцене улета нечисти из Москвы, мог бы показаться чисто географической случайностью, если бы не время этого улета. В романе постоянно подчеркивается, что Москва залита светом весеннего полнолуния . И действие романа разворачивается на пространстве от среды до воскресной ночи . Воланд не остается до воскресенья. Сопоставляем: первое воскресенье после весеннего полнолуния... Да это же формула православной Пасхи! В эпилоге вполне прямо намекается на это: «Каждый год, лишь только наступает весеннее праздничное полнолуние...». А если учесть неоднократные упоминания о мае, выйдет, что речь идет о поздней Пасхе. Это, в свою очередь, значит, что 14 нисана иудейского календаря (время действия «пилатовых глав») осталось далеко позади. События разворачиваются на Страстной седмице православного литургического календаря.
Так в окончательной версии (поначалу действие разворачивалось в июне и лишь при итоговой доработке перенесено на май) московский роман развивается в кощунственной параллели с богослужебным календарем. Collapse )
щас спою

*тоскливо и температурно*

Пошто, пошто распускают столько слюней и прочих телесных жидкостей, когда дело доходит до Мастера? Ну хорошо, я еще могу понять, что от Маргариты (хотя, будь я мужиком, я бы от данной конкретной актрисы распускаться бы не стала). Меня в оригинально-текстовой Маргарите всегда влекло ощущение первобытно жадной до жизни души и вообще страстей, не шибко тронутых цивилизацией. Но как можно так блистательно не заметить постоянную булгаковскую иронию в адрес Мастера?
Нафига, простите мой клатчский, уподоблять автора "Мастера и Маргариты" автору романа о Понтии Пилате?
Уж такая торжественность, такая интеллигентность, такое глобальное мастерожаление...