December 25th, 2005

я

О "Шалионском цикле" Буджолд

А что? Буджолд - и Буджолд.

Интриги есть. Хорошие.

Немножко характеров есть. Временами даже сочных.

Приятный антураж, особенно если тихонечко ориентироваться на нечто-такое-средневеково-испанское (то ли она Кея начиталась...).

Ну, правда, главный герой какой-то... эээ... характером не очень мужчиной вышел. Но это с дамами-авторами бывает, даже хорошими. Ну вот и с Буджолд случилось.

Так что читаемо. А качество - ну что качество... последние книги барраярского цикла, начиная с "Комарры" и дальше по возрастающей, вот такими, с сильным дамско-гендерным элементом, и были. Ничего нового.
я

Замечательная книга Хескета Пирсона о Диккенсе

...Однако он и в работе был артистом-трансформатором и не мог долго выдерживать один и тот же характер, не повторяясь. На сцене или в короткой литературной зарисовке это забавно; в большом романе - томительно. Правда, сразу же бросается в глаза одно исключение: старый Доррит, - но ведь это портрет отца, к которому он питал слабость с самого детства. В целом же комические герои Диккенса написаны живо, но поверхностно, совсем как театральные персонажи. Им несвойственны глубина и богатство красок, обаяние и значительность комических героев Шекспира и Скотта, но они более блистательны и гротескны, они как будто наэлектризованы энергией автора. Освещенные лучами его небывалой наблюдательности, они стоят как живые, и по сей день случается, что какого-нибудь странного и эксцентричного человека сразу же назовут "диккенсовским персонажем".

Сила и верность его наблюдений подтверждается еще и той сверхъестественной точностью, с которой он описывает случаи душевных заболеваний. Не имея никакого медицинского образования, создавая свои творения в эпоху, когда о неврозах фактически ничего еще не было известно,
он, по мнению специалиста У. Рассела Брейна, описывал симптомы нервных болезней "не менее подробно и верно, чем некоторые выдающиеся клиницисты" {У. Рассел Брейн, Чарльз Диккенс - психиатр "The London Hospital Gazette", январь 1942 г.}. Один из примеров тому - миссис Гарджери из "Больших надежд". Можно упомянуть и миссис Скьютон из "Домби и сына", страдающую церебральным атеросклерозом. "Диккенсовский отчет о течении ее болезни поражает не только точностью описаний отдельных симптомов, но более всего, пожалуй, тем искусством, с которым он изображает неумолимый ход болезни, подползающей к больному вначале крадучись, коварно, а затем катастрофически обостряющейся". Показав, как безошибочно описывает Диккенс случаи старческого слабоумия, гипомании, аграфии, афазии, паранойи, нарколепсии, параплегии и моторной атаксии (от одних этих названий героя нашей книги бросило бы в холодный пот), Рассел Брейн утверждает, что "в неврологии Диккенс так же силен, как в психиатрии".