December 27th, 2005

я

За ночь нас обокрали. Видимо, детки

Причем что взяли - все конфеты *ввиду нового года их было коробок шесть-восемь*, шоколад *это вообще немеряно, но зачем взяли начатый?..*, четыре пачки разного чаю *да, мы гурманы и все уже попробовали*, весь кофе подчистую *много и разного, вплоть до капуччино*, отложенную на НГ бутылку хорошего шампанского *законно*, рулон туалетной бумаги *надо понимать, после того, как все это сожрут и выпьют, бумага очень пригодится*, мыло жидкое *три разных флакона, красное, желтое и синее - ну, опять же понятно, что после туалета надо мыть руки, но не слишком ли?*, резиновые перчатки и крем для рук *я молчу о своих предположениях на тему, куда наденут и что намажут* и - самое умилительное - пачку красивых отрывных листочков с сиреневыми разводами для записи мудрых мыслей.

Причем спирт не тронули, и бесплатные образцы лекарств - а их у меня в столе по самым скромным подсчетам тыщи на две зеленых - тоже.

Умиляет меня современная молодежь.
щас спою

Сериально-сакральное, или Чё деется-то, граждане?

Не, знаете, есть вещи, которые низя делать. Низя - и все. А то к тебе перестанут относиться серьезно. Как сказал по где-то как-то аналогичному случаю Талейран, это хуже чем преступление - это ошибка.

Я про что, собственно. Только что имела неосторожность лицезреть, как на Маргариту надели железную корону с подразумевающимися шипами, тяжкие вериги, разумно скрывающие самое неприличное в ея малоросских телесах, и устроили это... будем называть вещи своими именами - небольшую а-ля прогулку на а-ля Голгофу. А уж вином-то напоили аки Иешуа уксусом с губки...

Да я не про кощунство. Почему бы нет? Как раз дьявол - обезьяна Бога, очень в его духе было бы устроить не только собственный календарь Страстной недели, но и вот такой злобно-обсмеятельно-крестный путь в железно-терновом венце. Но, помилуйте, ежели замахиваешься на подобные высоты, они же бездны и глубины, акценты-то маленечко расставь! Ибо Иешуа из Маргариты еще нулевее, чем из Безрукова. Пусть тогда это будет действительно адское глумление над. А не лишенная всякой иронии терпеливая жертвенность любящей женщины с вежливым голосом и временами перекошенным видом, коим любуются не только гости Воланда, его свита и лично Басилашвили, но и режиссер с оператором. А также предлагается перманентно любоваться, трепетать и уважать нам, зрителям.

В общем, сдается мне, что, потеряв булгаковскую иронию, Бортко начал терять и Булгакова. А начинал-то как хорошо. Жалко.

Темп тоже потерял, но в сериалах это беда общая, и даже классические "17 мгновений" сей беды не избежали. Видимо, жанр предрасполагает режиссера к неспешному смакованию собственных изысков. И опять же только самоирония может спасти сериального режиссера.

И ведь особенно обидно, что у Булгакова данной иронии по всем адресам, включая собственный, хоть отбавляй.