February 2nd, 2006

волк

О пользе плохой репутации и хорошего знания предмета

Начальство: Здравствуйте, это представитель фирмы ...., они сегодня устраивают у нас конференцию по новому препарату.
Я: Очень приятно. Кажется, раньше не встречались?
Представитель (заметно нервничая): Эээ... я видел вас на прошлой конференцию, которую устраивала французская фирма... вы там еще неоднократно выступали...
Я (жмурясь от сладких воспоминаний об избиении младенцев за некорректную рекламу): Как же, как же. А у вас что за препарат?
Представитель (нервничая еще сильнее): Эээ... прекрасный отечественный препарат.
Я (слегка ощериваясь): Ага. Лоббируете интересы отечественных, так сказать, производителей?
Представитель (пытаясь разыгрывать своего парня): Ну, все мы лоббируем чьи-то интересы, не правда ли?
Я (ласково): Да, разумеется. Я вот ради разнообразия лоббирую интересы больных.
Представитель (грустно): Я помню. Вы говорили об этом на конференции...
Я: Вы знаете, все закончилось тем, что фирма выделила мне пять бесплатных упаковок препарата, и я разбросала его между неимущими бабульками...
Пауза.
Представитель: Пять упаковок.
Я: Пятнадцать.
Представитель: Хороший препарат, и недешевый...
Я (хладнокровно): Так к какой группе, вы сказали, относится ваш препарат?
Представитель (выкладывает упаковки на стол).
Я (пересчитываю).
Представитель (грустно): А ведь вы работали в фирме, я знаю...
Я (пряча упаковки в стол): Ах, видите ли, продаваться следует легко, но дорого!
ЗАНАВЕС.
я

Откуда растут ноги у одного известного явления

"Иногда, впрочем, я бывала и Марией Стюарт, королевой Шотландии, идущей на казнь. Я произносила с эшафота такие трогательные речи, что никто не мог удержаться от слез. Сам палач был настолько растроган, что отказывался рубить мне голову. Одна из моих придворных дам, восхищавшаяся мною, настаивала на том, чтобы занять мое место. Мы пытались отговорить ее, но она настояла на своем. А потом я притворялась ею до тех пор, пока не появлялся храбрый мужчина и не спасал меня. Мы жили счастливо и спокойно до самой старости, и никто далее и не подозревал о том, что я была королевой, поскольку все считали, что королева казнена в замке Фотерингей".

Раньше к этому правильно относились: как к девичьим мечтам. Хорошо было тогда. Не было доступа к интернету, где любое вообразившее о себе барахло могло выставить подобный бред на всеобщий обзор.

Короче, теперь я кроме королевы Виктории во всем виню НТР...