March 5th, 2006

я

Немного блистательной истории фигурного катания

Пахомова-Горшков

Кумпарсита
http://s32.yousendit.com/d.aspx?id=25C8OSVLR5ZWQ3M4RNNMQGZWJ8
Последний произвольный танец, Олимпиада 1976 года
http://s32.yousendit.com/d.aspx?id=082R9J9M7A9MJ3KYHZ530UZFEU

Роднина-Зайцев

Та самая короткая с Олимпиады 1980 года, которую они катали после прессинга американцев - и истерики Гарднера. Это действительно лучший в их жизни прокат.
http://s15.yousendit.com/d.aspx?id=2SMJ8G7KSJ0VO3S9924COGND5J
Ну и произвольная тоже
http://s15.yousendit.com/d.aspx?id=13LUG598J3I2D3UL9K9MVM3EV4

Столько лет прошло, а все равно впечатляет. Великая танцовщица Пахомова и великая спортсменка Роднина. Гениально.
я

О сложностях профессионального языка

Я часто смеюсь над определенным типом гуманитарно образованных, которые отчего-то уверены, что только подобным образом образованные индивидвы могут разбираться в людях, чувствах и сплетении судеб. По-моему, это высокомерие. Образование любого рода дает лишь базис, так сказать, знание языка и вхожесть в определенные круги на равных. А уж как ты сумеешь оперировать полученным багажом - зависит исключительно от тебя. На самом деле владеть именно данной базой - дело хорошее. Мне вот регулярно не хватает, ибо самоучка и говорить о вопросах философских на языке медицинских и обыденных реалий довольно тяжело.

Хотя вполне можно, если поднапрячься, анализнуть что-нибудь этакое вполне себе тонко и не будучи филологом-деконструктивистом, и даже просто филологом.

Я вообще сильно не одобряю злоупотребления профессиональным жаргоном в местах, предназначенных, так сказать, для общего пользования. Ну разве когда это с целью защиты, например больного - от знания диагноза рака (как тут только не изощряешься) - или врача от истерички (классический пример недавнего времени - когда дамочка, очень гордая, принесла мне из клиники первого меда диагноз "Идиопатическая краниалгия", что в общем значит "мы не можем прямо сказать, почему у данной депрессивной климактерички, любящей принять рюмочку чаю, болит голова, так что пусть она получит свои красивые слова и от нас отстанет").

В общем, почти все и всегда можно объяснить понятно. Более того, меня гнетет смутное сомнение - а не происходит ли в большинстве случаев злоупотребление жаргоном от желания скрыть недостаточно полное понимание проблемы? Или это такая дешевая распальцовка? Ну тогда фи. Несолидно.
я

"Риголетто" Верди, дилетантские размышлизмы

Я никогда не любила этот сюжет - из-за концовки. Ну хорошо, Джильда испытывала к Герцогу чувство первой трепетной преданнейшей любви, а он ее вульгарно поимел и сразу же забыл, пойдя далее легким ветром мая по сердцам красавиц. Само собою, лично Риголетто страшно зол и нанимает киллера, дабы отомстить господину за поруганную девочку. Покамест все очень логично. Герцог флиртует с сестричкой киллера, Джильда, которую папа привел понаблюдать, страдает, Риголетто утешает по принципу "Тут надо не плакать, а резать", из чего выходит гениальный квартет. Тоже неплохо. Сестричка жалеет смазливого юбошника Герцога и уговаривает братика обаяшку не резать, а оставить, надо понимать, для сестричкиных надобностей. Киллер говорит: что ты, с глузду двинулась, у меня ж контракт! Я человек честный! Но в конце концов сестричка его уламывает, и киллер соглашается прирезать не Герцога, а первого, кто стукнет в дверь, чтобы, так сказать, предоставить заказанное заказчику, пусть и с некоторой ашипкой. Риголетто этого не слышит, так как свалил по своим делам, а Джильда слышит. А поскольку, говорят нам авторы краткого пересказа либретто, она все еще любит Герцога, она решает пожертвовать собою ради него, раз уж все равно переодета в мужскую одежду. Она стучится, ее режут, выдают в мешке Риголетто, тот ликует, слышит за кадром песенку Герцога (надо понимать, хорошо развлекшегося с сестричкой), рвет мешок и видит дочку. Трагическая финита.

Вот тут я всегда и не понимала. В подобном изложении Джильда есть романтическое дуро, и не более. Хотя бы потому, что спасенный ею из великой любви подонок пойдет по женским трупам и далее. Уж не говоря о брошенном отце, коего она единственная отрада. А если все это ради того, чтобы католичка добровольно покончила с жизнию, ставшей невыносимой из-за душевной боли, но при этом осталась безгрешной в собственных глазах, дело совсем труба, ибо подобные сделки с небесами по крайней мере безнравственны.

Беда в том, что противоречит музыка. Что в тексте у Гюго, не в курсе, ибо не читала по причине сильнейшей нелюбви к Гюго. У Верди все сделано так, что поступок Джильды прекрасен и героичен. И с тем оставайся.

Collapse )