April 5th, 2006

я

Четыре питерских Исаакия (10)

Глава десятая, в которой повествование по ряду причин приобретает эпизодический характер.

Вся эта монферрановская история настолько укладывается в пространство бальзаковского творчества, что ее и рассказывать тянет по возможности а-ля Бальзак. Изложенное к настоящему моменту сильно напоминает собою вполне самодостаточный сюжет, который великий Оноре обычно описывал в отдельном романе на тему становления младого честолюбца своего излюбленного типа. Некий гибрид "Сцен политической жизни" и "Отца Горио" на русской почве с подбалтыванием чего-то вполне себе вотрено-рюбампревского (хотя я твердо уверена, что Бетанкур относился к Монферрану вовсе не как Вотрен к Эжену / Люсьену / прочим своим мальчикам, и прошу это иметь в виду. Хватит в сей истории одного нетрадиционного Вигеля).

На подписании Аракчеевым очередного проекта великий автор "Человеческой комедии", мнится мне, поставил бы точку и дальнейший рассказ о судьбе соотечественника вел бы мозаично, упоминая Огюста то там, то здесь, и в общем проследив его судьбу до конца, но в основном эпизодами (ну, например, как он рассказал о Растиньяке: пограбил там, женился на дочери любовницы здесь, стал министром тогда-то, толкнул циничную речугу провинциалам на одной из страниц романа такого-то, и т.п.).

Collapse )
я

О ужос. О кашмарр. Отемпораоморес.

Увидела сейчас - нисколько того не ожидая - так называемый произвольный танец Чайт-Сахновского 2003 года под музыку из ВК.
О боги, какой урок вы хотели преподать мне этим зрелищем? Я вроде и так резко против кича.
Как это жестоко по отношению к ВК (про меня уж забудем)...