May 13th, 2006

я

Павловск 8.05.2006. В основном симбельмейны.

В лесу их видимо-невидимо.

Collapse )

И на полянах тоже.

Collapse )

Нашелся также в самых теплых местах Долины прудов крестовник (там, где был обычно, нет, подмерз, видимо) и еще какая-то интересная штука, незнаючто.

Collapse )

По дороге к Белой Березе в круглой яме между елками был обнаружен кусочек неба.

Collapse )

Почти готический неф. Светлолиственный.

Collapse )

Ривенделл на сей раз был не настолько фотогеничен. Хотя снег так до конца и не растаял.

Collapse )

Кифаред был очень романтичен в золотых почках.

Collapse )

Мавзолей Павла. Сюда организованная Мария Федоровна ходила ронять слезу по мужу.
(И, пожалуйста, напишите на урне с моим пеплом: "Ручки у покойницы, конечно, были кривые, но она все равно очень любила фотографировать".)

Collapse )

Самый северный мост через Славянку.

Collapse )

И вечерний взгляд на обмелевшую реку у Амфитеатра. Collapse )
я

Как бы филозовское, оно же взгляд на жизнь как она устроена.

Дожив до начала седин, я искренне не понимаю - почему столько народу, влюбившись в, пытаются сделать объект любви безупречным. Вопреки фактам и обычно ссылаясь на думание художественной интуицией / верой. Есть такой довольно известный писатель О.Бальзак, так вот он был человек неглупый и отлично сформулировал следующий постулат: недостатки человека есть продолжение его достоинств. (Я сразу оговорю, что мы с Бальзаком в данном случае имеем в виду, ибо имею грустный опыт общения с одной - естественно, незамужней - знакомой, которая при слове "достоинство" сразу начинала мелко хихикать и розоветь. Так вот, мы с Бальзаком люди более широкие, знаем, что у одного слова может быть несколько значений, и не размер члена в данном случае подразумеваем.)

В то же время мне бы совершенно не хотелось впадать в противоположную крайность и вести себя как чересчур изобретательный Тристан в "Собаке на сене", неподражаемым голосом Армена Джигарханяна песенно уговаривающий Теодоро Боярского разлюбить Марселу. Текст я на всякий случай прячу под кат - ибо, сеньоры, мой язык не смеет тревожить этим ваши уши. Collapse )

Подход грубый, но основа разумна. Преувеличенная ласковость - это липучесть, пухлость - жирность и т.д. Тристан просто впадает в то же самое преувеличение, которое делает из достоинства недостаток, то бишь из практичности цинизм. Примерно так же дело обстоит и с другими нашими достоинствами. Деятель будет иметь недостатки деятеля, но недостатков созерцателя ему не видать. И наоборот. И вообще я люблю лженауку соционику именно потому, что она способна при разумном подходе толково объяснить, как именно какое из наших достоинств может преобразоваться в какой именно недостаток. Душа, интуиция, в т.ч. художественная, вера и разум должны все ж таки дружить, а не враждовать меж собою. И не подменять друг друга там, где один силен и вообще это его сфера, а другой предназначен совсем для иных целей.

Любовь, конечно, способна преобразить уголь в алмаз, но хотелось бы все-таки модификаций в пределах разумного, чтобы в алмаз, а не в жемчуг, который из угля никоим образом не получишь, ибо происхождение резко другое.

По-моему, так (с. Винни-Пух).
я

Предложение соавтору, от которого тот вряд ли сможет отказаццо

*умирает над собственной тонконервенностью* Слышь, соафффтар, а я ведь, оказываеццо, страшно оскорблена той глупостью, которую ты мне вчера показала. :D

А поскольку две оскорбленные женщины - это страшная сила, на порядок превышающая страшную силу в одну оскорбленную женщину, не замахнуться ли нам внепланово в связи с этим на светлый образ Сириуса нашего Блэка? В объеме небольшого эссе пунктов так на семнадцать. :)))
я

Какая потрясающая история. Вполне себе субботняя сказка.

Как известно, Collapse )

А теперь собственно потрясающая история.

Гамматические кресты Софии Киевской, разумеется, не имеют ни малейшего отношения к фашизму. Однако они, вполне возможно, спасли храм от разрушения в Отечественную войну. Немецкий искусствовед Отто Кляйн, ныне покойный, в беседе с кандидатом исторических наук Алексеем Аникиным рассказал следующую историю, связанную со свастическим фризом киевского собора.

О. Кляйн во время войны был на Украине экспертом по русской культуре и искусству. Подчинялся он непосредственно рейхслейтеру Альфреду Розенбергу, главе Имперского министерства по делам оккупированных восточных территорий. Когда немцы уходили из Киева, они как люди тщательные и последовательные заминировали Софию, приготовив ее к уничтожению. В ночь перед взрывом О. Кляйну удалось добиться у верховного командования отмены этого решения. Причем его главным доводом были свастики в апсиде собора. Для большей убедительности немецкий искусствовед выдал киевский храм за древний арийский памятник, хотя сам понимал, что все это туфта. Но как бы то ни было, Святая София, благодаря своей мозаичной свастике, устояла.

Поразительно. Низкий поклон этому немецкому искусствоведу.

Photobucket - Video and Image Hosting