September 9th, 2006

я

Четыре питерских Исаакия (без номера). Купольная проблема-10.

Глава без номера, в которой автор наконец решает подойти к Микеланджело в стиле самого Микеланджело -
.


Collapse )

В следующеих сериях нашего правдивого репортажа из глубин Ренессанса вы узнаете о бурном десятилетнем романе двух великих маньяков (слэшеров просьба не беспокоиться!). Дядя Рафаэля - великий архитектор, деловой человек или безжалостный интриган, разлучающий влюбленных? Сикстинская капелла как гениальный плод увлекательного романа.

Оставайтесь с нами!
я

Тарантиновский обратносекс

Сообразила вот тут, что если мысленно выстроить ту же схему, что у Тарантино в "Килл Билл", только поменять золотоволосому воину и его главным врагам пол на прямо противоположный, выйдет аккурат классический вестерн-нуар со всеми атрибутами благородства главного героя. Жестокий, но благородный герой убивает исключительно мужикофф, а женщин - ни-ни. Даже если попадается какой-нибудь совсем ужасный образетс садистки женского полу, ее убьет не главный герой, а кто-нибудь злодейский - за что обязательно скончается от руки главного героя. Ну, про единственное исключение в виде любимой я молчу. Это тоже классика жанра.

Ума убивает в основном стерв своего пола, а особь полу противоположного, Бад, он же Майкл Медсен, гибнет от руки нехорошей Дэрил Ханны. Низя убивать слабых мужчин. Непорядошно.

Ну, понятное дело, единственное исключение в виде любимого - оно опять же классика жанра.

Квентиновский стеб над феминизмом с заменой полов - это мне нравится, да. Очень. :)))