October 8th, 2011

я

Заметки на мартиновских полях, разрозненное. Роберт, Серсея и Юнона.

Зачем Роберту девственница, да к тому же такая, которая хранила бы ему верность (а об этом из бессвязных плачей девочки Неду мы знаем точно)? Если посмотреть пристальнее на то, каковы мужские вкусы самцов типа Роберта, все еще более странно. Мужики, озабоченные прежде всего и всегда собственным плотским удовольствием, не испытывают большого блаженства от дефлорации. Им подавай такую партнершу, чтобы была опытна и хороша, потому что такая сумеет ублажить самцовую плоть куда лучше невинности и неопытности. Далее, сколь бы свински подобные граждане себя ни вели, они обычно не лишены определенных понятий о справедливости. Верности от них ждать не приходится, но и требовать верности они тоже не стремятся. Скорее для них характерна иная заморочка: их баба может в свободное время ходить на сторону, но должна быть всегда готовой к услугам по первому зову. А так они даже и поделиться партнершей не против. Как Генрих IV Наваррскофранцузский, который, как известно, однажды ввалился к своей Габриэли, когда та принимала любовника, едва успевшего нырнуть под кровать. Генрих сначала Габриэль отымел с особенным энтузиазмом (ибо ситуация дополнительно возбудила), а потом принялся поглощать конфеты, угостил любовницу и заодно сунул пригоршню сладкого под ложе. Надо, сказал он, делиться. И, полагаю, очень при этом веселился, причем от души.

Collapse )